Теории происхождения государства и права

 просмотров

Теории происхождения государства и права

ТЕОРИИ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ГОСУДАРСТВА и ПРАВА

2.1. О плюрализме теорий происхождении государства и права

Существование множества теорий происхождения права и государства обусловлено рядом причин. Прежде всего, тем, что абсолютно достоверной всесторонне обоснованной теории происхождения права нет.

1. Мыслители, предлагавшие объяснение этому процессу, жили в разные исторические эпохи и использовали разный объем накопленных человечеством знаний. Сегодня уровень знаний об обществе неизмеримо возрос, но мы «с высоты своего полета» не должны пренебрежительно рассматривать идеи уче­ных, живших ранее нас, тем более, многие их идеи не отвергнуты жизнью и справедливы до настоящего времени.

2. Объясняя процесс возникновения государства, ученые брали для иллюстрации своих идей различные регионы земли, отличающие­ся своеобразием.

Зачастую мыслители, восхищенные достижениями других наук, пытались эти результаты применить к наукам общественными, в частности, основываясь на тех или иных достижениях по-но­вому взглянуть на процесс происхождения государства. Причем делали они это подчас так увлеченно, что не замечали влияние дру­гих факторов на развитие общества. Одним словом, мыслили односторонне.

Нельзя исключить и того, что на взгляды авторов теорий очень часто сильно влияли их философские и идеологические при­страстия. И в этом нет ничего зазорного, ведь мы все дети своего времени.

Постараемся рассмотреть все известные на сегодняшний день теории происхождения государства. При рассмотрении и оценке различных теорий нужно иметь в виду, что ее создатели — это не просто умные люди, а выдающиеся мыслители. Они ис­кренне стремились проникнуть в тайны веков и предложить с их точки зрения наиболее верное объяснение причин возникнове­ния государства. Поэтому думается, будет справедливее указать сначала на достоинства в той или иной теории происхождения государства, а потом подумать и о ее недостатках. Именно эту схему автор данной книги будет использовать при рассмотрении теорий происхождения государства и права в дальнейшем.

2.2. Ирригационная теория

Автор теории — К. Виттфогель.

Суть теории. В Древнем Египте, где в начале на берегах Нила жили кочевые племена, люди постепенно переходили к оседлой жизни. Они приобретали трудовые навыки, научились управлять ежегодными наводнениями, распределять воды Нила на более об­ширные территории с помощью строительства каналов и водо­подъемных устройств. Сложные и трудоемкие ирригационные ра­боты требовали умелой организации. Ее стали осуществлять спе­циально на то поставленные люди, способные охватить своим умом весь ход ирригационного строительства, организовать вы­полнение работ, устранить возможные препятствия в ходе строи­тельства. Считают, что эти «организаторы» впоследствии, расширив свою компетенцию, и стали государственными служащими. Таким образом, в создании государства главным оказался ирригационный фактор.

Сходный климат существовал и в Передней Азии, где воз­никло Вавилонское царство. Равнина вдоль двух больших рек — Тигра и Евфрата — лишь к концу весны увлажняется, а в течение многих месяцев там стоит невыносимая жара и все высыхает. И здесь, как и в Египте, нужна была огромная работа, чтобы обра­тить болота, образуемые разливами, и высыхающую после раз­лива степь в цветущие сады и нивы. Помимо всего прочего нужно было эти гигантские ирригационные сооружения всегда держать в порядке и, в частности, защищать каналы от заилива­ния, обеспечивать по ним судоходство и т. д. Это было под силу лишь специально поставленным людям, управленцам-чинов­никам, всецело посвятившим свою жизнь этому делу и, конеч­но, непосредственно в материальном производстве не участвую­щим.

Оценка теории. Оценивая ирригационную теорию, надо от­дать должное тому, что Виттфогель выдвинул ее, основываясь на конкретных исторических фактах. Однако приступая к столь

сложным видам строительства, нужно иметь в наличии не только все необходимые материальные ресурсы (орудия труда, людские резервы и т. п.), но и организационные и интеллектуальные воз­можности. Действовать по принципу: «Главное ввязаться в драку, а затем посмотрим!» — не только неразумно, но и рискованно. Ре­зультата достичь удается далеко не всегда. Вероятно, люди, обла­дающие определенными организационными качествами, уже были. Вполне возможно, что они были задействованы на организации других дел, например регулировании процесса обработки земли, распределения продукта и др., и им стоило лишь переориентиро­вать свои усилия и умения на строительство ирригационных со­оружений.

Автор теории концентрирует свое и наше внимание лишь на отдельной, пусть и очень важной, стороне жизни общества, а именно на строительстве ирригационных сооружений. Но ведь они — не цель, а средство для задачи более важной: получение большего продукта и повышение благосостояния общества в це­лом, которое, поднимаясь в связи с этим на новую высоту, разви­вается и видоизменяется. Ведь именно получение не только необходимого продукта, но и продукта сверх того, позволило опре­деленным представителям общества сосредоточиться на органи­зации отдельных сторон его жизни. И возможно такой продукт, пусть в минимальном количестве, уже был накоплен до строи­тельства ирригационных сооружений. И еще. Данная теория мо­жет претендовать на локальный характер, т. е. служить для объяснения процесса происхождения государства в регионах с жарким климатом, но не объясняет протекание данного процесса в других регионах земного шара.

Получить полный текст

2.3. Патриархальная теория

Данную теорию основали Платон и Аристотель, развил Филь­мер.

Суть теории. Создатели этой теории ориентировались на Древ­нюю Грецию. Процесс создания государства в Древней Греции происходил иначе. На холмистой земле Греции плохо росли злаки,

но можно было разводить мелкий скот. Когда население увеличилось, надо было думать о новом источнике питания. Люди об­ратили свое внимание на море. Они брали от него продукты. Но самое главное — море давало возможность вступать в отноше­ния с Египтом и Передней Азией, обмениваться имеющимися продуктами с людьми, их населявшими. Было очень важно эф­фективно организовать свое производство и умело построить отношения с соседями по региону. Занимались этим, как мы знаем, старейшины, главы советов старейшин, затем вожди, ко­торые, по мере увеличения населения, становились царями. Вот почему в этом регионе Земли процесс создания государства по­шел как бы по патриархальному типу, т. е. по типу разрастания кровнородственной семьи, а царь уже становился «отцом» (пат­риархом) всего народа.

Древняя Италия несколько отличалась от Древней Греции. Ос­новную часть ее территории составляют горы, покрытые лесами. Климат ее более сырой и прохладный. Земли, пригодной для заня­тия земледелием, мало. Море в Италии не такое приветливое, как в Греции (на востоке оно слишком бурное, его берега неприступны, на западе также удобных бухт мало). Вот почему латиняне (римля­не) были народом, у которого первоначально велика была роль старейшин. Но вскоре (вероятно с увеличением населения и не­хваткой продуктов питания), когда надо было захватывать новые земли, жизнью стали заправлять вожди. Однако в Древнем Риме влияние «отцов» крупных семей оставалось значительным и в дальнейшем.

Согласно патриархальной теории, государство — это продукт разросшейся семьи. Но как образовалась такая большая семья? Являясь первоначальной формой организованного общения, се­мья, естественным образом увеличиваясь, затем делится. Но по­скольку в людях заложена естественная потребность в общении, а также под влиянием экономических условий, семьи, объединен­ные преданием об общем происхождении, объединяются в племе­на, союзы племен, народности, объединенные уже общностью исторического прошлого. В этом ряду социальных превращений момент перехода к государственному образованию тот, когда утра­чивается чувство кровного родства и создается власть, лишенная семейной основы. Собственно государственная власть есть посте­пенное преобразование власти отца, переходящей во власть госу­даря, власть монарха.

Оценка теории. Оценивать эту теорию надо спокойно, несмот­ря на то, что она у некоторых может вызвать улыбку.

Прежде всего надо отметить, что в ней правильно обращается внимание на то, что такие понятия как «семья» и «государство» взаимосвязаны и что связь между государством и семьей не только долго не утрачивается после перехода в государственное состоя­ние, но существует и поныне. Указывается на то, что вождь, прави­тель продолжает и в новом качестве быть отцом своих детей, да и к подданным относиться не как к чужим, а как к своим детям. От­звук того далекого времени сохранялся не только до Октябрьской революции в России («царь-батюшка», «царица-матушка»), но, пожалуй, он существует в какой-то мере и сегодня. Часто наши со­граждане рассуждали так: вот напишу Генеральному секретарю, а теперь — Президенту, он и разберется! Совершенно справедливо сторонники этой теории обращают внимание на тот факт, что так же, как в семье, власть «передается» сыну после смерти отца, так же и в государстве власть наследуется.

Патриархальная теория несет большой положитель­ный заряд, особенно если учесть, что она была создана в III в. до н. э. Во-первых, она способствует установлению в обществе по­рядка, как результата подчинения «воле отца». Во-вторых, она поддерживает веру людей в нерушимость мира. Ведь именно в хо­роших семьях никогда не дерутся, а достигают компромисса на ос­нове учета взаимных интересов. В-третьих, теория показывает один из действительно существовавших в истории общества фраг­ментов общественной жизни: концентрацию власти в руках вож­дей, которые, как правило, проживали в городах. В-четвертых, ав­торы этой теории уловили объективный процесс: на роль главы че­ловеческого сообщества всегда претендует человек, аккумулирую­щий жизненный опыт. И, наконец, следует заметить в оправдание создателей этой теории, что они жили до новой эры, их знания об окружающей жизни были невелики. Да, впрочем, в то время были сильны в Греции остатки родового строя, и они как бы списывали свою теорию с окружающей действительности. Правдоподобность этой теории велика.

Сегодня мы знаем о мире неизмеримо больше и отчетливо ви­дим недостатки патриархальной теории. Нам известно, что общество развивалось многовекторно и многовариантно, и по­этому объяснить образование государства во всех частях мира эта теория не в состоянии. Есть пробелы и в самой этой теории. Так, в частности, нам непонятно, если государство — единая семья, то почему же люди постоянно воюют между собой, причем это имеет место во всех регионах земного шара и у всех народов? Что, все се­мьи сплошь плохие? Еще более непонятно, по чьей воле возникают революции в обществе, если власть отца изначальна и непоколеби­ма? Или, если монарх — «отец родной» и руководит своими деть­ми, то почему он допускает, что в его государстве часто существуют противоречивые законы? Чем объясняется наличие во многих госу­дарствах законов несправедливых, а то и жестоких? Есть сомнения в истинной научности этой теории. Исторической наукой установ­лено, что патриархальная семья возникла из рода (общины) как результат его деления. Практически она появилась вместе с госу­дарством в процессе разложения первобытнообщинного строя. Ну и конечно, авторов этой теории и особенно ее продолжателей об­виняют в том, что они с помощью этой теории оправдывают монар­хическую власть и тем самым стараются задушить всякую инициативу народа в управлении делами общества.

Получить полный текст

2.4. Теологическая теория

Это одна из первых теорий, возникшая для объяснения проис­хождения государства. Ее представителями были многие религи­озные деятели Древнего Востока, средневековой Европы (напри­мер, Фома Аквинский1 — XIII в.), идеологи ислама и современной католической и православной церквей. Особенно широкое рас­пространение божественная теория получила в средние века.

Суть теории. Смысл данной теории заключается в следующем: государство — это результат «божественного промысла»; оно веч­но, как и сам Бог; государь наделяется Церковью правом повеле­вать людьми и призван реализовывать волю Божью на земле; люди должны беспрекословно подчиняться воле государя. Именно эта идея звучит в учениях религиозных деятелей (католических, пра­вославных, мусульманских и др.).

Так, католический богослов Ф. Аквинский писал, что прави­тель в государстве занимает такое положение, как Бог во Вселен­ной, как душа в теле. Управляющая государством воля властителя есть вместе с тем единственное объединяющее в нем начало: без него государство бы распалось.

Православный богослов Иоанн Златоуст отмечал, что суще­ствование властей — все это дело Божьей премудрости и по этому надо «возносить великую благодарность Богу и за то, что есть цари, и за то, что есть судии». Он особо настаивает на необ­ходимости повиновения всяким властям как исполнении обязан­ности по отношению к Богу. Его не смущает тот факт, что у власти бывают порочные люди и пользуются ею не так, как должно, по­скольку, он полагает, что это зависит от испорченности людей. Наследование власти, по его мнению, также совершается «по благоволению Христа», желающего сделать непреходящим бла­гочестивое царство. Коснулся он в своем учении и роли началь­ников, которые немало содействуют оружием, отражают непри­ятелей, усмиряют крамольников, разрешают всякие споры, од­ним словом, они для того, чтобы мы не были «яко гады», а власти­тель — для того, чтобы мы не пожирали друг друга «яко рыбы». Иоанн Златоуст предупреждает, что с уничтожением властей ис­чезнет всякий порядок и мы будем проводить жизнь «безумнее бессловесных зверей, — станем друг друга угрызать и снедать... Но теперь, по милости Божьей, ничего такого нет». Поскольку царская власть есть подобие миродержавной власти Бога, то са­мая личность монарха как человека приобретает особое значе­ние: истинный царь все подчиняет законам Божьим и, сохраняя ум свободным, не позволяет утверждать у себя в душе гнев, вла­столюбие и удовольствия, ибо если он не может управлять сам со­бой, то как он сможет управлять другими? Царь, отвечая перед Богом за вверенное его попечению царство, несет три обязанно­сти: наказывать творящих зло врагов Божьих, распространять учение Божье в своем царстве, создавать условия для благочести­вой жизни людей.

Оценка теории. Оценивая эту теорию надо отметить, что она была обусловлена религиозным сознанием людей, доминировавшим в те времена, а также достигнутым уровнем знаний об обществе и законо­мерностях его развития. Ею справедливо отражается тот факт, что го­сударство появляется одновременно с монорелигией. Она имела большое положительное значение: позволяла устано­вить в обществе порядок. Кроме того, эта теория отражала объектив­ные реалии того времени, а именно то, что первые государства были теократическими, вступление правителя на царствование освяща­лось, что придавало его власти особый авторитет и безусловную обя-

ительность. В более позднее время эту теорию стали Использовать для оправдания неограниченной власти монарха. Сегодняшние бо­гословы вынуждены приспосабливаться и согласовывать эту теорию с новыми знаниями об обществе и закономерностях его развития.

Однако она ненаучна, поскольку нельзя доказать то, что ею провозглашается, так же как нельзя ее и опровергнуть. В это мож­но только верить. Но это уже вопрос мировоззрения.

2.5. Теория насилия

Эта теория состоит из двух теорий.

А. Теория внешнего насилия.

Ее авторами считаются Каутский, Гумплович.

Суть теории. Государство возникает в результате завоевания одного племени (народа) другим. Оно обусловлено необходимо­стью применения насилия не только в ходе завоевания, но и после, для того чтобы не было постоянной войны между ними. «Племя победителей, — отмечал Каутский, — подчиняет себе племя побе­жденных, присваивает себе и всю их землю и затем принуждает по­бежденное племя систематически работать на победителей, пла­тить им дань или подати. При всяком случае такого завоевания возникает деление на классы, но не вследствие деления общины на различные подразделения, но вследствие соединения в одно двух общин, из которых одна делается господствующим, другая уг­нетенным и эксплуатируемым классом, принудительный же аппа­рат, который создают победители для управления побежденными, превращается в государство»3. Судя по всему, Каутский считает го­сударство силой, навязанной обществу извне. Для подавления по­рабощенных народов создаются государственные органы, принима­ются законы. Возникновение государства представляется как реали­зация принципа: слабый подчиняется сильному. В результате войн племена превращаются в касты, сословия, классы.

Получить полный текст

По мнению представителей этой теории, государство более необходимо слабым племенам, нежели сильным. Будучи инстру­ментом организации и управленческого воздействия на них, госу­дарство становится мощным средством защиты от возможных посягательств со стороны других сильных племен, а также определя­ет с некоторой точностью объем предъявляемых к ним требований и дает им возможность устроиться в пределах сохраненных за ними прав. Победителям же государство дает «спать спокойно» и поль­зоваться выгодами своего положения. Именно с помощью наси­лия образовались государство лангобардов, вестготов, новое анг­лийское королевство и др.

Но возникает вопрос, неужели могут люди постоянно прожи­вать во взаимной вражде, ведь такое положение вряд ли можно на­звать устойчивым? Каутский и его сторонники пытаются доказать, что при дальнейшем развитии общества государство формируется в инструмент всеобщей гармонии, в орган защиты и обеспечения всеобщего блага как сильных, так и слабых. В частности, они ука­зывают, что в своем развитии государство проходит следующие фазы:

покорение одного народа другим;

возникновение каст (классов);

постепенное смягчение их неравенства;

замена военного господства господством права;

происхождение государства, где все люди имеют права и
обязанности;

соединение людей в однородный народ;

рождение и развитие чувства патриотизма, и образование на­ции.

Оценка теории. В этой теории есть много положитель­ных моментов. Теория внешнего насилия далеко не абсурд­на и основана на многих исторических фактах. Правда и то, что за­воевание одного народа другим всегда отражалось каким-либо об­разом на всех сторонах жизни вновь возникающего общества. Не­преложным является и следующий факт: государственный аппа­рат практически всегда комплектовался из завоевателей.

Однако и в этой теории при всей ее привлекательности нельзя не заметить множество недостатков.

Во-первых, эта теория далеко не универсальна и не может объ­яснить процесс образования государства во всех регионах земли. Так, например, государства в Египте и Китае появились помимо военного вмешательства, как говорится, естественным путем.

Во-вторых, в тех регионах, где факты завоевания имели место, они все же носили вторичный характер по отношению к процессу соз­дания государства. Вспомним, завоевание римлян германцами. Го­сударство у римлян уже существовало. На развалинах Римской им­перии германские племена создали свое государство не сразу, а

лишь тогда, когда завоеватели усвоили кое-что из опыта государст­венной жизни римлян, т. е. пока «не доросли» до жизни в государ­стве. А вот нашествие Золотой Орды на Древнерусское государство высветило иную картину. Татаро-монгольские племена находи­лись на стадии вождества, но покорили славян, уже создавших го­сударство. Но разве потом они создали свое государство? Нет, они гак и продолжали использовать протогосударственную форму объединения (вождество), поскольку их полукочевой образ жизни пока не способствовал созданию государства.

Остается открытым вопрос и о природе закабаления: захватни­ческие ли войны ведут к закабалению или уже сложившиеся эконо­мические условия и социальное расслоение (признак перехода к го­сударству) людей порождает войны. По крайней мере, взятие в плен должно быть выгодно захватчикам. На ранних же стадиях развития, когда первобытный человек не в состоянии был производить больше, нем потреблял, закабалять порабощенных было не выгодно, а потому их преимущественно убивали. Может быть, поэтому история свиде­тельствует о том, что татаро-монголы не предпочитали брать в плен, их интересовала дань, взимаемая с русских земель.

Есть в истории примеры и того, как угроза завоевания, а не само завоевание привело к образованию государства. Речь идет о славя­нах, которые беспрестанно подвергались набегам то половцев, то печенегов и других племен. Это привело к их сплочению для отра­жения внешней опасности и ускорило процесс образования госу­дарства.

Есть еще один аргумент против данной теории. Конкуренция ведет­ся и в животном мире, причем самая жестокая, своего рода война. Когда стадо, допустим, павианов меняет место дислокации в связи с исчез­новением источников питания, то оно всякий раз готовится встретить отпор со стороны своих конкурентов. В связи с этим павианы идут в определенном порядке, который можно назвать походным строем. Вот как его описывает знаток повадок животных ученый-биолог В. Дольник: «В середине стада идут старые самцы—доминанты. Из тако­го положения им удобно обозревать стадо и управлять им. Одновре­менно это и самое безопасное место в стаде в случае неожиданного на­падения хищника. Около доминантов идет самая ценная для них часть стада: молодые самки и несамостоятельные детеныши. Здесь они в безопасности и, как говорится, на глазах, за ними удобно следить. Са­мостоятельная молодежь располагается по периферии стада. Впереди стада, на расстоянии видимости, развернутой цепью идет авангард, со­стоящий из самцов второго ранга (субдоминантов). Авангард — наи­более опасное место. Столкнувшись с умеренно опасным хищником,

Получить полный текст

авангард развертывается полумесяцем и стремится задержать хищни­ка, а стадо в это время убегает. Хищники предпочитают не связываться с самцами, которые довольно сильны даже поодиночке, а тем более, когда они действуют коллективно. Позади стада, тоже на расстоянии видимости, идет арьергард. Это самцы третьего иерархического ранга. Если стадо идет по пересеченной местности и обзор недостаточен, от него могут отделяться одна или две группы, образующие боковые ох­ранения»1. Каждый, кто знаком с армией, воскликнет: «Это же бое­вой устав пехоты!» и будет прав. Тогда возникает вопрос, если война ведется и в животном мире, то почему же только человек «додумался» создать государство?

Интересен и другой момент. Если предположить, что государ­ство (и его государственный аппарат) возникло только в результате подавления сопротивления, то приходится предполагать, что оно существовало вечно и возникло одновременно с человеческим сознани­ем, поскольку конфликты и завоевания (в различных масштабах) воз­никли, пожалуй, вместе с человечеством. Но ведь все признают, что это на самом деле было не так.

Без ответа остается и другой вопрос. Даже в животном мире действуют законы самосохранения, и борьба физическая очень часто уступает место борьбе иного рода, например психологиче­ской. Неужели люди глупее животных, используя войну в качестве основного средства установления доминирования!

Таким образом, завоевательный фактор в образовании государств не имеет первопричинного характера, хотя его нельзя сбрасывать со счетов: история дает множество примеров поглощения, растворения победителей побежденным народом, как, впрочем, и наоборот, при­меров сохранения и усвоения государственных форм, а также фор­мирования территориально более обширных государств.

Б. Теория внутреннего насилия.

Авторство этой теории принадлежит немецкому философу Дюрингу.

Суть теории. Дюринг считал, что основой общественного раз­вития являются формы политических отношений, а экономиче­ские отношения — следствие политических актов. Чтобы объяс­нить этот тезис, Дюринг старался максимально упростить общест­во и предлагал представить его состоящим из двух человек. Две человеческие воли вполне равны друг другу, и ни одна из них не мо­жет предъявить другой никаких положительных требований. При таком положении дел, когда общество состоит из двух равных лиц, неравенство и рабство невозможны. Но равные люди могут спо­рить по определенным вопросам. Как быть тогда? Дюринг предла­гал привлечь третьего человека, так как без него нельзя принять решение большинством голосов и разрешить спор не представля­ется возможным. Без подобных же решений, т. е. без господства большинства над меньшинством, не может возникнуть государст­во. По его мнению, собственность, классы и государство возника­ют как результат насилия одной части общества над другой1.

Оценка теории. Как относиться к этой теории?

Прежде всего, надо отдать должное ее автору и отметить, что действительно насилие в обществе в виде подчинения меньшинст­ва воле большинства — явление распространенное и поэтому нор­мальное. Нормальное потому, что разноплановость мнений по од­ному и тому же вопросу обусловлено тем, что люди имеют разные интересы либо смотрят на одну и ту же проблему с разных сторон. Но общество — это единый организм, где все так или иначе связа­ны друг с другом. Если каждый будет настаивать на своей позиции и не будет принимать во внимание мнение и интересы другой сто­роны, то возникнет борьба, которая приведет общество к самораз­рушению. Третья сила действительно необходима, и на роль тако­вой вполне может претендовать государство, структура, выражаю­щая общественные интересы, обладающая к тому же прерогативой применять насилие к той группе, которая не желает подчиняться воле большинства.

Но другой вопрос, всегда ли государство выражает интересы большинства? Возьмем в качестве примера опричнину Ивана Грозного. Разве его невиданные репрессии отвечали интересам всего общества, а может быть, они были плодом воспаленного соз­нания Ивана IV, склонного подозревать всех и вся в намерениях своего свержения? Так что Дюринга можно упрекнуть в том, что он без оговорок в качестве аксиомы принимает тот факт, что государ­ство стоит на стороне большинства граждан.

Далее. Дюринг исходит из постулата, что все люди равны. Но это невозможно генетически. Генетическое же неравенство сказы­вается и в социальной жизни. Кто сильнее, кто умнее, кто имеет бо­лее сильную волю, тот и достигает больших успехов в жизни. Но, мы знаем, что таковых людей отнюдь не большинство, но именно

от них зависит общественный прогресс. Так кого же должна под­держивать третья сила?

И, наконец, остается не проясненным ни теорией внешнего: насилия, ни теорией внутреннего насилия следующий вопрос если с помощью насилия можно создать государство, то, вероятно с его же помощью можно государство и разрушить? Но почему же мы не наблюдаем этого нигде. Государство, возникнув где-либо может только преобразовываться, но не разрушаться.

Получить полный текст

Одним словом, теория внутреннего насилия, объясняя происхо­ждение государства, ставит больше вопросов, нежели дает ответов.

2.6. Расовая теория

Основателем этой теории считается французский социолог и писатель, один из основоположников расизма Ж. Гобино. Боль­шой вклад в эту теорию внес Ф. Ницше, которого считают предте­чей идеологии фашизма.

Суть теории. Теория основывается на постулате о том, что чело­веческие расы отнюдь не равны и различаются в физическом, пси­хологическом, умственном и других отношениях. Их можно разде­лить на высшие и низшие. Высшие расы имеют превосходство над низшими по той причине, что они выгодно отличаются от других в вышеперечисленных отношениях. Поэтому они могут претендо­вать на роль вершителей судеб людей во всем мире, призваны гос­подствовать, навязывать волю остальным группам людей, не отно­сящихся к представителям высшей расы. Государство, по их мне­нию, необходимо для обеспечения постоянного господства одних рас над другими. Авторы этой теории напоминали о том, что боль­шой вклад в создание цивилизации сделали представители белой расы и ее роль в развитии цивилизации вообще нельзя переоце­нить.

Представители низшей расы являются людьми, не способными к созданию цивилизации, вот почему они могут быть объектом гос­подства. Всех же Ницше делил на три типа: 1) гениальные люди — немногие; 2) исполнители идей гениев, их правая рука и лучшие ученики — стражи порядка, права и безопасности (царь, воины, су­дьи и другие блюстители закона); 3) прочая масса посредственных людей. Правда, Ницше, пользуясь понятием раса, понимал его как, прежде всего, социально-политическую, нежели национально-эт­ническую характеристику; сильная раса — это, по существу, особая порода властвующих, аристократические господа, слабая раса — жизненно слабые, угнетенные, подневольные. Всю социально-по­литическую историю он характеризует как борьбу двух волей К вла­сти — воли сильных (высших видов, аристократических господ) и воли слабых (массы, рабов, толпы, стада). Цель человечества состо­ит в его совершеннейших экземплярах, возникновение которых возможно в обстановке высокой культуры. Отвергая различные концепции происхождения государства, Ницше считал, что госу­дарство является средством возникновения и продолжения того на­сильственного социального процесса, в ходе которого происходит рождение привилегированного культурного человека, господ­ствующего над остальной массой.

Расовая теория имеет долгую историю. Она верно служила ее адептам в средние века. Когда формировалась колониальная сис­тема, она вновь была поднята на штык, осовременена и приобрела еще большую аргументацию в первой половине XX в., в период по­явления фашизма. Всплески расовой теории встречаются и сей­час, но в разряд государственной она теперь не входит ни в одной стране: человечество в целом уже доросло до того, чтобы осознать, что люди рождаются равными и свободными.

Оценка теории. С позиций ценностей сегодняшнего дня нет никаких оснований производить деление рас на высшие и низ­шие. Изменения в современном мире, воспринявшем такие цен­ности, как права человека, с рождения приобретаемые каждым из живущих на Земле, дают основание вроде бы с порога заклеймить какое-либо подразделение рас и расовую теорию, хотя и не нахо­дящую практического воплощения. Однако здесь не стоит торо­питься, а надо постараться выяснить причину появления этой теории.

Справедливо замечено Ницше, что люди разнятся между со­бой и эта разница носит биологический характер. Устранить био­логические законы мы не можем, да и вряд ли это нужно, ведь если бы люди все были одинаковы, то наши потребности могли быть удовлетворены в меньшей мере (это примерно так же, как если бы у нас в гардеробе было несколько рубашек, но ни одного галстука). Однако это отнюдь не способно умалить значимость каждого человека, рожденного на земле, поскольку каждый чело­век занимает свою нишу в обществе и занимается «своим», т. е. посильным ему делом, принося тем самым пользу другим людям.

Действительно и то, что разные страны развиваются неравно­мерно, т. е. различные отряды человеческой популяции в разное время проходят исторические этапы. Если в Европе и Северной Америке находятся государства, развитые не только в промыш­ленном, но и в политическом, научном и других отношениях, то такой уровень развития в большинстве стран Азии пока не достиг­нут. В центре африканского континента существуют еще родопле­менные отношения, позволяющие говорить, что там государственность в полной мере еще не сложилась. И это верно подмечено сторон­никами расовой теории.

Далее. Справедливо также указывается на то, что люди разнят­ся и с точки зрения психологии. Если северные народы характеризу­ются спокойным, уравновешенным нравом, рациональным отношением к жизни и как бы отстраненным взглядом на окру­жающий мир, то южным народам в большей мере свойственны импульсивность, эмоциональность, вспыльчивость и т. п. Пред­ставляется, что это является также результатом вышеуказанного процесса. Так же как людей можно разделить по возрасту, так же и нации делятся на молодые, средневозрастные и старые. Причем решающим здесь оказывается не время, а социальный опыт, кото­рый пришлось «пережить» той или иной расе, народности, и пере­житый опыт может буквально «спрессовать» время.

Получить полный текст

Однако дает ли это основание ставить вопрос о том, что суще­ствуют высшие и низшие расы? Этот вопрос можно перефразиро­вать: кто выше (ниже), не в буквальном, конечно, понимании, ребенок или умудренный человек? Ответ однозначный дать нель­зя, поскольку ребенок, когда вырастет, может «заткнуть за пояс мудреца», с которым его сравнивают, в интеллектуальном отноше­нии, не говоря уж о физическом.

Разность в уровне исторического развития рас и народов зависит от объективных факторов и прежде всего от природно-климатиче­ских. Но с развитием контактов между странами и народами, в результате заимствования опыта у народов развитых стран и взаи­мообогащения процесс появления и развития государственности у менее развитых народов идет ускоренно. Не надо забывать, что и развитые народы когда-то и сами находились на более низкой сту­пени развития. Поэтому вопрос должен стоять не кто выше и кто ниже, а иначе, кто дальше прошел по пути исторического прогрес­са. Разность в историческом развитии — это основание не для без­апелляционного командования менее развитыми народами, а для помощи им и поддержки их.

2.7. Инцестная (половая) теория

Эту теорию выдвинул К. Леви-Стросс.

Суть теории. Посвятив свою жизнь исследованию развития первобытного общества, он обосновал идею о том, что особенно­сти производства человека (или иначе воспроизводство рода чело­веческого), а именно введение запрета инцеста, т. е. кровосмеше­ния, явилось исходным социальным фактом в выделении человека из мира природы, приведшего в дальнейшем к возникновению го­сударства.

Итак, не изменение в материальном производствен не совер­шенствование орудий труда привели к дифференциации общества и возникновению государства, а осознание того, что запрет на кро­восмешение будет способствовать развитию рода человеческого. Приведу высказывание одного из сторонников этой теории Л. Ва­сильева: «Отказ от права на женщину своей группы создал условия для своего рода социального контракта с соседней группой нa ос­нове принципа эквивалента и тем самым заложил фундамент для системы постоянных коммуникаций: обмен женщинами, имуще­ством или пищей (дарами), словами-знаками, символами и соста­вил структурную основу культуры с ее ритуалами (в первую оче­редь брачными), нормами, правилами, запретами-табу и прочими социальными регуляторами». Поддержание запрета инцеста тре­бовало в свою очередь наличие особой группы людей, которые бы занимались, во-первых, контролем за соблюдением запрета, а, во-вторых, применением принуждения за его неисполнение. Пер­воначально родовые органы управления поддерживали запреще­ние инцеста как посредством насильственного пресечения крово­смешения внутри рода, так и путем развития связей между сопле­менниками в целях обмена женщинами. В дальнейшем эта группа людей, специализировавшаяся на поддержании запрета инцеста, стала одновременно выполнять и другие общественные функции. Именно таким образом постепенно и происходило образование государственной структуры. Основываясь на этом, A. П. Бутенко критикует коммунистов, жестко привязывающих возникновение государства к появлению классов, и делает следующий вывод: «Исторически государство зарождается и формируется задолго до возникновения классов, причем как следствие не классовых, а более «полифонических» общественных потребностей, как результат спроса всего общества на сознательное и силовое решение насущ­ных проблем, как ответ на необходимость сознательно, в том числе и с помощью средств принуждения, осуществлять определенные функции, без реализации которых оказывается невозможным об­щественный прогресс».

Оценка теории. Анализируя эту теорию, нельзя, во-первых, не отметить, что ее создатель Леви-Стросс исходил из непреложного исторического факта, наличие которого нельзя опровергнуть, а именно того, что общество от эндогамных половых отношений постепенно перешло к экзогамной форме брака. Во-вторых, пра­вильно указывается, что переход общества к экзогамии был вы­дающимся рубежом в развитии человечества. Запрет инцеста был выходом общества из длительного исторического периода его раз­вития, показавшего, что кровосмешение ведет к вырождению рода, ставит его на грань гибели, что отказ от права иметь женщину своей группы может устранить эту гибельную опасность. В-треть­их, верно и то, что сам по себе этот запрет не исполнялся всеми членами первобытного общества добровольно и во многих случаях необходимо было применять принуждение. И, наконец, аксиомой является и то, что запрет инцеста наложил глубокую печать на пер­вобытное общество. Запрещение инцеста не только способствова­ло выживанию и укреплению рода, но и оказало многоплановое воздействие на развитие общественных отношений, в частности, ускорило развитие общения между различными отрядами перво­бытного общества и перевело его из разряда военных контактов, в основе своей разрушительных, в разряд мирных, которые чаще но­сят созидательный, прогрессивный характер.

Однако есть ряд моментов, которые упускают или сознательно игнорируют сторонники инцестной теории, объясняя процесс происхождения государства. Прежде всего, не принимается во вни­мание момент, что не только в особенностях воспроизводства чело­века заключен прогресс человечества в целом. Мы знаем, что у мно­гих популяций животных половые отношения носят тоже очень сложный характер, и, тем не менее это им не позволило вырваться из царства животных. Переход общества от присвоения средств для жизни к их производству или переход общества от собиратель­ства к производящей экономике — вот тот рубеж, который отделя­ет его от мира животных. Итак, не только, а может быть, и ни сколько воспроизводство самого человека приводит к возникно­вению государства, хотя это ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов и даже просто недооценивать. Появление у человека рефлек­сии, т. е. способности сосредоточиться на самом себе, осознать себя и свои действия (или иначе возникновение способности мыслить) дало ему возможность заняться производством продуктов, необхо­димых для существования.

Получить полный текст

Вызывает сомнение и утверждение о том, что пе­реход общества к запрещению инцеста был сознательным. Вряд ли люди представляли себе всю цепочку негативного действия кро­восмешения. Даже в наши дни в странах, страдающих из-за пере­избытка населения, агитация и пропаганда малодетных семей, сопровождающаяся убедительными аргументами на этот счет и пониманием населения необходимости воздерживаться от мно­годетности, не могут предотвратить избыточный рост населения, например в Индии.

Вывод. Инцестная теория не способна дать полное представ­ление о причинах возникновения государства.

2.8. Спортивная теория

Автор этой теории Ортега-И-Гасет.

Суть теории. Возникновение государства автор напрямую свя­зывает с происхождением игр и физических упражнений, в также спорта в целом. Познакомимся с основными положениями этой теории подробнее.

Человек — существо социально-биологическое с присущей ему двигательной активностью, которая ведет к упражнению его органов. Физкультурно-тренировочный или эмоционально-воз­будительный характер имеют распространенные охотничьи и во­енные танцы, исполняемые перед отправлением на охоту или в по­ход. Сама же охота и другие важные занятия требовали вниматель­ного к себе отношения, а также определенных умений и навыков. Нередко, перед тем как отправиться на охоту, человек изображал на скале или земле то животное, на которое ему предстояло охо­титься, и наносил по изображению удары или стрелял по нему из лука. Совершая эти магические действия, человек в то же время за­калял свою волю, вырабатывал точность глаза и меткость руки и т. п. Развитие сознания первобытного человека привело к тому, что

он стал осознавать важность своей физической силы и необходи­мость ее тренировки. С возникновением религиозных верований элементы физических упражнений связывались с религиозными обрядами. Так появились культовые танцы, пляски, игры.

Развитие производительных сил и расширение трудового опы­та привели к усложнению воспитания людей вообще и появлению физического воспитания. Это облегчало первобытным людям ве­дение тяжелой борьбы за свое существование. Наряду с земледели­ем и скотоводством в этих условиях все большую роль выполняет военная организация племен. Физическое воспитание в этих усло­виях выполняет функцию подготовки не только к трудовой дея­тельности, но и к военному делу.

У многих первобытных народов существовал своеобразный об­ряд с педагогической направленностью — инициации (посвяще­ния), который использовался при переходе из одной возрастной группы в другую, при приеме в род или племя и т. д. Готовясь к по­священию, юноши усиленно тренировались, закалялись, участво­вали в охоте и др. В инициациях широко использовались физиче­ские упражнения и игры (бег, прыжки, метание копья, разные виды борьбы и пр.). К инициациям молодежь готовили специаль­но выделенные старшие члены рода, которые имели большую фи­зическую силу и опыт обучения, а также опыт проведения таких испытаний. Так создавалась организация, в которую входили: орга­низаторы инициации, люди, имеющие опыт их проведения, люди, обучающие молодежь, а также почетные члены рода, которые сле­дили за правильностью проведения инициации. Возможно, что су­ществовали специальные органы, которые применяли санкции к не прошедшим испытания. (И кто попробует возразить, что это — не спорт или не его зарождение?) Появившаяся специальная орга­низация со своей структурой, где каждый ее член имел свои функ­ции, в последующем расширила свою компетенцию и явилась прообразом государства.

Спорт связан и с другой стороной жизни первобытных людей. Из-за частых стихийных бедствий, стычек между соседними пле­менами, а также примитивной формы охоты, на которой погибали лучшие мужчины, род нес потери в мужской части населения. Случалось, что племена лишались большей части мужчин, что гро­зило им вымиранием. Для того чтобы этого не случалось, старей­шины приглашали других мужчин из других племен и между ними устраивали состязания. Победивших в них мужчин оставляли и де­лали полноправными членами рода. Так восстанавливался нуж­ный баланс между мужчинами и женщинами в роде. И опять для проведения таких состязаний создавались специальные органы, функции которых схожи с функциями государства. В дальнейшем эти органы стали брать на себя выполнение и других обществен­ных функций.

Таким образом, родовая и военная аристократия своим появ­лением обязана военно-физической подготовке и необходимости определять победителей в состязаниях юношей и зрелых мужчин. Постепенно рядовые члены племени все больше отстраняются от участия в общественной жизни, занятий физическими упражне­ниями и играми. Их уделом становится тяжелый физический труд и обслуживание аристократии. В этих условиях связь между физи­ческим воспитанием и трудом утрачивается все больше и больше. Общество дифференцируется на две группы: управляющие и управляемые.

В подтверждение выдвинутой идеи автор приводит систему физического воспитания в Спарте, с помощью которой была соз­дана сильная армия, позволившая утвердить гегемонию в Греции. Олимпийские игры стоят в том же ряду: они способствовали объе­динению греческих полисов и образованию единого Греческого государства. Для их проведения требовались структуры, намного превосходящие по количеству людей, занятых в них, органы, соз­даваемые для проведения инициаций в первобытном обществе. В Древней Греции и были созданы именно такие структуры, которые впоследствии переросли в органы государства.

Получить полный текст

Оценка теории. Оценивая эту теорию, нельзя сказать, что она создана на пустом месте. Напротив, она опирается на достовер­ные факты, в частности на многочисленные факты проведения Олимпийских игр, традиция проведения которых жива и поны­не. Прав ее создатель и в том, что сила и ловкость имели в то да­лекое время большое, если не решающее, значение. Он также справедливо подчеркивает, что организаторы инициаций, Олимпийских игр — это люди почтенного возраста, имевшие большой жизненный опыт, отличавшиеся мудростью. С пози­ций прожитых лет они и оценивали состязания. Здесь вполне допустима ассоциация с вождями — организаторами жизни лю­дей в протогосударственном образовании, которые тоже были людьми отнюдь не юного возраста. Вожди, помимо осуществле­ния ими управленческих функций, являлись также хранителями социальных норм. Вот почему им не в диковинку было, и разра­батывать правила проведения спортивных состязаний, правила оценки результатов соревнований. Кстати, резонно поэтому

считать эти правила зачатками права, и в частности судебных прецедентов, законов, которые всегда есть творение государст­венной власти.

И все же... Греция — не единственный регион, где возникла го­сударственность. В других же частях земли мы не наблюдаем столь масштабных спортивных состязаний, как Олимпийские игры, хотя инициации встречаются повсеместно. Поэтому данная тео­рия, даже если априорно признать ее правильность, не объясняет процесс возникновения государства во всех регионах земного шара. Это, во-первых.

Во-вторых, спортивная теория не объясняет глубинных про­цессов образования государства. Это результат того, что ее сторон­ники берут для рассмотрения интересующего вопроса (вопроса о происхождении государства) всего лишь одну сторону жизни че­ловечества — воспроизведение самого человека. Но, как известно, более важное значение имеет материальное производство. Именно здесь произошел прорыв человека, выведший его на совершенно новый круг бытия и оторвавший от мира животных. Материаль­ные условия жизни людей авторы данной теории оставляют за скобками.

Таким образом, спортивная теория имеет право быть, посколь­ку иллюстрирует один из немаловажных фрагментов жизни чело­вечества, но не подходит на роль всеобъемлющей.

2.9. Патримониальная теория

Автором ее является Галлер.

Суть теории. Представители этой теории считают, что государ­ство произошло из поземельной собственности. Инстинкт терри­тории присущ уже птицам и животным. Человек им также обладает, но только в еще большей мере и более обостренно. Из­давна между общинами, племенами происходили стычки за терри­торию, которая была основой пропитания в эпоху присваивающей экономики. Когда человек перешел к производящей экономике, скотоводству, пахотному земледелию, земля не перестала быть объектом использования, более того, человек оказался к ней при­вязан накрепко, поскольку и один, и другой вид производства предполагал оседлый образ жизни.

В первобытном обществе земля принадлежала общине, племе­ни в целом и находилась в коллективной собственности. Затем происходит концентрация власти в руках вождей (и соответствен­но им передается распоряжение землей). Постепенно власть пере­ходит во власть государственную, и собственником земли объявляется государь (король, царь и т. п.). Именно из права владе­ния землей власть автоматически распространяется и на проживающих, на ней людей.

Право собственности на землю является первоосновой гос­подства над территорией и ее людским субстратом. Представле­ние о принадлежности всей земли королю или князю долгое время держится в Германии, Франции, Англии и России. Госу­дарь в свою очередь передает, дарует, жалует землю своим подвла­стным. Подобным образом образует феодальный сюзеренитет.

Поскольку государь считался патроном всей земли, то и необ­ходимые расходы государства долгое время производились только за счет частных средств государя. Налоговое обложение рассмат­ривалось не как государственная обязанность, а как знак личной подчиненности. Органы управления формировались из его част­ных слуг. Сами же должности составляли частное состояние, про­давались, как и вся собственность. Военная служба не считалась повинностью, а основывалась на договорном найме. Такова суть патримониальной теории.

Оценка теории. Нельзя отказать представителям этой теории в логичности, причем такой, которая опирается не на умозритель­ные рассуждения, а является исторически обоснованной.

Вместе с тем невооруженным глазом видна ее идеологическая направленность; ее автор оправдывает монархическую власть и феодальный строй в целом, доказывает возможность монаха соз­давать «собственное право» (Галлер жил в XIX в. в реакционное время после французской революции, которая до основания со­трясла основы феодального строя, и надеялся на то, что еще хоть что-то можно сделать для его восстановления). Озабоченный этим, он проигнорировал многие исторические события, такие как, например, многочисленные в истории факты военного завоева­ния земель, а также иного насильственного их захвата (вспомним «огораживание» в Англии). Можно упрекнуть автора и в том, что он упустил из виду и еще один момент: посягательство на терри­торию—явление, которое является скорее правилом, а не исклю­чением. Все это особо остро ставит вопрос о защите территории. Но если нет государства, то ее некому охранять. Государство возникает не когда территория объявляется чьей-то собственно­стью, а тогда, когда реально осуществляется ее защита, что можно эффективно сделать, если уже имеется соответствующий госу­дарственный механизм.

Получить полный текст

2.10. Органическая теория

Наиболее видный представитель данной теории и по существу ее создатель — Г. Спенсер.

Суть теории. Данная теория возникла в XIX в., и появление ее было обусловлено успехами в развитии естествознания. Од­нако представления о государстве как о своеобразном подобии человеческого организма мы находим еще у древнегреческих мыслителей. Так, например, Платон сравнивал структуру и функции государства со способностями и отдельными сторо­нами человеческой души. Ему вторил Аристотель, говоря, что государство во многих отношениях напоминает человеческий организм, и поэтому утверждал, что человек сам по себе изоли­рованно существовать не может. Для иллюстрации выдвигае­мых положений он приводил такой пример: руки и ноги, отнятые от человеческого тела, не могут самостоятельно функ­ционировать, также и человек не может существовать без госу­дарства.

Г. Спенсер, имевший обширные познания в области биологии, психологии, этнографии, истории, развил эту идею и представил по этому вопросу теорию в завершенном и аргументированном виде. Он рассматривал общество как своеобразный организм, раз­вивающийся по общему закону эволюции. «Эволюция есть пере­ход от неопределенной, бессвязной однородности к определенной, связной однородности, сопровождающий рассеяние движения и интеграцию материи». Появление общества, а затем и государст­ва — это результат такой эволюции.

Сравнивая общество с биологическим организмом, Спенсер пришел к выводу, что в развитии общества просматриваются некоторые закономерности, присущие организмам, например, пе­реход от простого к сложному (интеграция), от однородного к разнородному (дифференциация). Наблюдаемые в жизни про­цессы роста и усложнения структуры и функций, связанности ее отдельных частей, их дифференциации он представил как про­цесс постепенного объединения различных мелких образований человеческого общества в более крупные и сложные и дал им на­именование «агрегаты». Этим названием охватывались такие об­разования, как племя, союз племен, города-государства, империи. Если организм здоровый, то его клетки функциониру­ют нормально. Болезнь организма подвергает опасности, состав­ляющие его части, и, наоборот, больные клетки и тем более целые системы снижают эффективность функционирования всего орга­низма.

Возникнув, эти объединения (агрегаты) испытывают влияние факторов перемен — социально-классовую дифференциацию, специализацию в виде разделения труда, образования органов по­литической власти.

В государстве — «живом теле» все части специализируются на выполнении определенных функций: правительство выполняет функции мозга (это он называл регулирующей системой в общест­венном организме), используя, в частности, право как передавае­мые мозгом импульсы. Низшие классы, занимающиеся в основном земледелием, ремеслами, реализуют внутренние функции организ­ма, обеспечивают его жизнедеятельность (это — система органов пищеварения). Есть в организме и специализированная «распреде­лительная система» или своего рода кровеносная система (торгов­ля, транспорт и иные средства сообщения). Господствующие классы отвечают за внешние функции, т. е. обеспечивают оборону.

Государство возникает и развивается вследствие наступательной и оборонительной войны общества против других обществ. Понача­лу основными обязанностями государств были защита от внешних врагов и охрана общества от внутренних врагов, затем его функции расширяются и задачей государственной власти становится обеспе­чение благополучия всего общества, служение ему, а не наоборот.

Оценка теории. В период создания Спенсером органической теории она пользовалась большой популярностью. Возможно, это было обусловлено большим прорывом, которые совершили био­логические науки во второй половине XIX в. Сейчас же наши зна­ния об окружающем мире стали куда обширнее, и число сторонников Спенсера невелико. Вместе с тем надо отметить, что его мысль о том, что биологическим и социальным системам при­сущи некоторые общие законы, является вполне справедливой. В самом деле, нельзя спорить с тем, что законы социальной жизни предопределяются законами естественными хотя бы потому, что человек становится существом общественным, будучи уже биоло­гически сформированным индивидом, обладающим волей и соз­нанием. Первично человек является творцом природы, затем членом общества, а затем гражданином государства. Понятно, что исчезновение человека как биологического вида будет означать гибель и общества, и государства.

Спенсер справедливо обращает наше внимание на то, что все в мире взаимосвязано и находится в системе, и речь должна идти не только об упорядоченности структур внутри какого-либо организ­ма (биологического или социального), но и о существовании «сис­темы систем». Одним словом, он выводит принцип системности на уровень всеобщего, универсального закона окружающего мира.

И, наконец, следует согласиться с автором теории и в том, что государство — это не продукт, навязанный обществу извне, а результат его постепенного развития (эволюции).

Получить полный текст

Однако, обращая внимание на положительные моменты органи­ческой теории, нельзя не отметить, что глубинных процессов образования государства она нам не объясняет. Да, можно уловить какое-то сходство между общественной и биологической системами, но здесь все же больше различий. Общественные системы имеют свои законы, и они яв­ляются определяющими. Сравнивать различные системы можно, но для их сравнения нужно брать критерий такой большой степени общ­ности, который детально рассмотреть системы и выяснить суть каж­дой не позволит. Например, сравнивая продукты питания и «духовную пишу» людей, можно лишь сказать, что общее между ними то, что они позволяют человеку удовлетворять свои потребности. Но эта мысль лежит, что называется, на поверхности, проникнуть же глубже только на основе такого сравнения трудно.

Кроме того, органическая теория страдает умозрительностью, и поэтому многие ее обвиняют в том, что она ненаучна. Как прове­рить положения этой теории? Невозможно. Только логическое рассуждение здесь является добрым помощником.

2.11. Экономическая теория

Авторами теории признаются Платон, Сен-Симон1. Она имеет много сторонников. Взяв эту теорию за основу, Маркс и Энгельс, сделали «свою пристройку» и сформулировали классовую теорию происхождения государства.

Суть теории. Истоки данной теории восходят к взглядам Пла­тона, объяснявшего причины появления государства обществен­ным разделением труда.

Согласно этой теории государство — это результат историче­ского прогресса. Ведущим звеном человеческого прогресса, его ядром являются экономические преобразования. Именно измене­ния в области экономики приводят к образованию государства. Сен-Симон считал, что человеческое общество закономерно раз­вивается по восходящей линии. Двигаясь от одной стадии к дру­гой, оно стремится вперед к «золотому веку».

Возникновению государства предшествует присвоение чело­веком продуктов природы. Затем, используя самые примитивные орудия труда, человек переходит к производству продуктов для по­требления. Собственно человеческий прогресс это и есть прогресс в средствах производства. Начальная стадия развития сменяется теологической, охватывающей времена античности и феодализма, а затем наступает стадия метафизическая (по Сен-Симону, период буржуазного миропорядка). Вслед за ней начнется стадия пози­тивная, когда установится такой строй, который сделает «жизнь людей, составляющих большинство общества, наиболее счастли­вой, предоставляя им максимум средств и возможностей для удов­летворения их важнейших потребностей». Если на первой стадии развития общества господство принадлежало старейшинам и вож­дям, на второй — священникам и феодалам, на третьей — юристам и метафизикам, то затем оно должно перейти к промышленникам и, наконец, ученым.

Надо сказать, что Сен-Симон, признавая определенную важ­ность государственных и политических сил в развитии общества, все же считал, что поступательное движение истории обеспечива­ется экономическими продвижениями общества.

Оценка теории. Эта теория имеет очень много привлекатель­ных моментов. Не случайно ее взяли на вооружение классики мар­ксизма-ленинизма, выстроив целую концепцию о соцальноэко­номической формации и положив ее в основу своей классовой тео­рии. Эта теория подтверждается многими историческими, этно­графическими свидетельствами. Она стройна и логически безу­пречна.

Однако принять ее безоговорочно нельзя.

Экономическое развитие общества — важная характеристика человеческого развития, но не единственная. Это связано с тем, что человек — особое существо, отличающееся, прежде всего на­личием мыслительных способностей. С развитием общества эти

способности все возрастают и приходит момент, когда духовные факторы уже начинают, если не оспаривать «пальму первенства* у факторов экономических, то, по крайней мере, существенно на него влиять. Сегодня отчетливо осознаваемые отрицательные послед­ствия для всего общества, связанные с безответственным отно­шением к природе, формируют более экономный способ потреб­ления, влияя тем самым на характер и объем производства пред­метов, загрязняющих окружающую среду. Можно предположить, что и у первобытных людей значимы были не только экономиче­ские факторы, но и факторы политические (например, осознание того, что конфронтация друг с другом ослабляет обе стороны и ни к чему хорошему привести не может, а поэтому лучше обратиться к имеющимся органам политической власти за разрешением спо­ра). Начинают приобретать особую важность и идеологические (религиозные) факторы, и, наконец, психологические (напри­мер, чувство сплоченности перед внешней угрозой, осознание себя как единого целого образования). Эти факторы наряду с экономическими оказали прямое воздействие на процесс образо­вания государства.

Одним словом, не только одной «экономикой» жив человек. И в этом состоит особенность человечества по сравнению с другими отрядами биологической сферы.

2.12. Классовая теория

Ее создателями являются К. Маркс и Ф. Энгельс. Наиболее пол­но эта теория изложена Энгельсом в работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Классовую теорию безого­ворочно поддерживал и пытался развить дальше .

Суть теории. Одним из основных положений марксизма явля­ется учение о социально-экономической формации, т. е. историче­ском типе общества, основывающемся на определенном способе производства. Способ производства материальной жизни обу­словливает социальный, политический и духовный процессы жиз­ни людей. Если экономические отношения — это базисные отношения, то государство и право относятся к надстроечным явлениям, а, следовательно, зависят от экономической структуры об­щества, полностью ею определяются и ей соответствуют, хотя и обладают определенной самостоятельностью. Указанное соответ­ствие носит форму своеобразного повторения в надстройке неко­торой суммы признаков, присущих базису. Они как бы транслируются наверх.

Марксистский взгляд на развитие общества является опреде­ляющим при разрешении многих вопросов и, в частности, вопроса о происхождении государства.

Согласно марксистской концепции государство возникло, прежде всего, в силу экономических причин: общественного раз­деления труда, появления прибавочного продукта и частной соб­ственности, а затем раскола общества на классы с противо­положными экономическими интересами. Именно этими эконо­мическими изменениями был взорван родовой строй и заменен государством.

Ф. Энгельс подчеркивал, что государство никоим образом не представляет собой силы, навязанной обществу. «Государство есть продукт общества на известной ступени развития; государство есть признание, что это общество запуталось в неразрешимом про­тиворечии с самим собой, раскололось на непримиримые проти­воположности, избавиться от которых оно бессильно. А чтобы эти противоположности, классы с противоречивыми экономически­ми интересами, не пожрали друг друга и общество в бесплодной борьбе, для этого стала необходимой сила, которая бы умеряла столкновение, держала его в границах «порядка». И эта сила, про­исшедшая из общества, но ставящая себя над ним, все более и бо­лее отчуждающая себя от него, есть государство»1.

Продолжу цитировать Ф. Энгельса, который лучше всего изла­гает марксистскую теорию и не нуждается в комментаторах и тол­кователях своего учения. «Так как государство возникло из потреб­ности держать в узде противоположность классов; так как оно в то же время возникло в самих столкновениях этих классов, то оно по общему правилу является государством самого могущественного, экономически господствующего класса, который при помощи го­сударства становится также политически господствующим клас­сом и приобретает таким образом новые средства для подавления и эксплуатации угнетенного класса»2.

Оценивая государство как «машину для подавления угнетен­ного, эксплуатируемого класса», Энгельс тем не менее считает факт появления в историческом процессе государства положи­тельным. Однако, выполнив свою в общем-то положительную роль, государство не будет существовать вечно. «На определенной ступени экономического развития, которая связана была с раско­лом общества на классы, государство стало в силу этого раскола необходимостью. Мы приближаемся теперь быстрыми шагами к такой ступени развития производства, на которой существование этих классов не только перестало быть необходимостью, но стано­вится прямой помехой производству. Классы исчезнут так же не­избежно, как неизбежно они в прошлом возникли. С исчезновени­ем классов исчезнет неизбежно и государство. Общество, которое по-новому организует производство на основе свободной и равной ассоциации производителей, отправит всю государственную ма­шину туда, где ей будет тогда настоящее место: в музей древности, рядом с прялкой и бронзовым топором»1.

Оценка теории.

Совершенно справедливо подчеркивается, что материаль­ные условия жизни общества играют в жизни людей очень важную роль и что изменение форм трудовой деятельности, ведения хозяйства, собственности, общественное разделение труда и др. повлия­ли на появление государства.

Энгельс детально проанализировал жизнь людей в перво­бытном обществе, используя знания о родовых связях североаме­риканских индейцев, полученные американским исследователем , и попытался объяснить разницу в процессах воз­никновения государства в греческой, римской и германской ис­тории.

Было верно замечено, что с развитием общества и переходом его от присвоения продуктов природы к их производству, происхо­дит дифференциация людей по имущественному признаку.

Энгельс в своем исследовании не останавливается только на характеристике публичной власти, одного из главных призна­ков государства, он излагает и другие немаловажные его призна­ки, признавая, что от родового общества государство отличается не только наличием особого слоя людей, занимающихся управлением общества, но и наличием территории, права, взиманием на­логов.

Одним словом, работа Энгельса, в которой концентрированно излагается марксистское учение о происхождении и сущности го­сударства, и сегодня остается в ряду книг, представляющих боль­шой интерес и несущих большую познавательную нагрузку.

Вместе с тем наступило время для критического осмысления работы Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства» так же, как, впрочем, всего наследия классиков марксизма-ленинизма. Время бездумного отношения к марксист­ско-ленинскому учению прошло. Мы убеждаемся все больше и больше, что мир, в котором мы живем, очень сложный, и каким бы сильным ни был ум человека, он один не сможет охватить все явле­ния и связи между ними. Это под силу только мыслителям всего человечества, вкладывающим по крупицам добытые ими знания в общую копилку сведений о мире.

Укажем лишь на некоторые недостатки в учении Маркса и Энгельса о происхождении государства.

Во-первых, не отвергая важности экономического фактора в процессе возникновения государства, хочется обратить внимание на то, что не только экономические изменения, происшедшие в недрах первобытного общества, повлияли на образование государ­ства. Эту ошибку Маркс и Энгельс повторяют вслед за Сен-Симо­ном. На образование государственности оказали воздействие также политические, идеологические (религиозные) и психологические фак­торы (подробнее см. 1.5). Нельзя в этом процессе игнорировать и военные факторы. Надо помнить и том, что человек — биологиче­ское существо, и ему, так же как и всем живым, свойственно чувст­во самосохранения: объединение с себе подобными под началом единого координирующего центра многократно повышает спо­собность противостоять как силам природы, так и другим, конку­рирующим, человеческим общностям.

Во-вторых, отдавая должное тому, что авторы классовой тео­рии увидели происходящую вместе с переходом общества от соби­рательства к производству дифференциацию общества, нельзя все же не заметить, что в мире животных тоже есть определенное рас­слоение: сильные и слабые особи. Между ними идет явная или скрытая борьба. Внутривидовая борьба — далеко не редкое явле­ние (можно не поделить пищу, территорию или удобное место для отдыха). Почему же там не возникает государство? Почему до это­го «додумался» только человек?

В-третьих, принимая тезис Маркса и Энгельса о том, что борь­ба — это неизбежный спутник общества, овладевшего производст­вом, мы, пристально вглядываясь в древнюю историю, видим, что в то далекое время чаще идет борьба между племенами, союзами племен, народностями. Восстания, бунты внутри какого-либо пер­вобытного человеческого сообщества (племени, союза племен) — яв­ление невозможное. Да и на первых этапах развития государствен­ности восстания встречались не часто. Конечно, сразу на ум при­ходит восстание рабов под предводительством Спартака. Причи­ной столь малой внутренней конфликтности было господствую­щее коллективистское сознание. Человек еще не выделял себя из общества и не осознавал своих специфических интересов. Не осоз­навались и групповые интересы, поскольку уровень абстрактного мышления у древних наших предков был еще совсем не развит. Коллективистское сознание играло большую позитивную роль. Оно как бы предохраняло общество от диффузии его внутренней энергии: слишком грозными для человека тогда были силы приро­ды, дай-то бог устоять совместно против них. Кроме того, сущест­вовала и внешняя угроза: конкурирующие за источники питания окружающие племена. Она также сплачивала первобытное обще­ство, а не разъединяла. Вот и получается, что причина образования государства прямо противоположна той, которую Маркс и Эн­гельс объявляют определяющей в этом процессе.

В-четвертых, следует внимательно посмотреть и на то, в чьих интересах было образовано государство, и чьи интересы оно стало защищать. Итак, появившееся на свет государство стало органи­зовывать оборону всех, проживающих на его территории, или го­товить и осуществлять нападение на другие территории. Приобре­тенные таким путем богатства волей или неволей, в большей или меньшей степени доставались, если не всем, то многим прожи­вающим в государстве людям (например, «позаимствовав» у по­коренного народа плуг или новый способ производства, завоева­тели способствовали его широкому распространению на своей территории). Если случался неурожай, то чтобы предотвратить гибель среди населения, открывались резервные закрома. Если возникала эпидемия, то принимались средства для ее локализа­ции и предотвращения ее дальнейшего распространения среди всего населения. Одним словом, становится понятным, что го­сударство защищало не только интересы имущего класса, как ут­верждают создатели классовой теории происхождения государст­ва — Маркс и Энгельс, но в той или иной мере охраняло интересы всех проживающих на его территории. Коллективистское созна­ние, доминировавшее в древний период развития человечества, обладало могуществом, и народившееся государство не могло с ним не считаться. В-пятых, Маркс и Энгельс в свое время заменит, что в мире процесс возникновения государства происходил не по одной схе­ме. Они говорили о странах с азиатским способом производства. И тем не менее, при формулировании окончательных выводов о про­исхождении государства Энгельс предпочел об этом «забыть». По­чему? Да потому что эти страны (а их в мире большинство) ломали его схему, объясняющую процесс образования государства. Мы же знаем, что в странах Азии и Африки, где климатические условия не отличаются особой комфортностью для проживания людей, зе­мельная собственность не переходит в частную собственность, в собственность отдельных семей, а остается в руках государства, яв­ляется общественной. Это связано с тем, что для ее использования во многих регионах в силу засушливого климата приходится при­менять полив и строить гигантские ирригационные сооружения. Иногда в отдельных местностях передача земель частным собст­венникам не практикуется по причине наличия холодного клима­та, что делает слишком малым по продолжительности сельскохо­зяйственный сезон. Именно это не позволяет обрабатывать землю силами отдельных семей и диктует необходимость обработки ее общиной. В этих странах частная собственность возникает гораздо позднее образования государства, а именно тогда, когда появля­ются совершенные орудия труда, позволяющие справиться с обра­боткой земли отдельным собственникам. Государство же здесь об­разуется путем выделения особой прослойки людей, ведающих об­щими делами, которых с развитием общества становится все боль­ше. На Востоке узурпировались не средства производства, а управле­ние ими.

Еще один момент хотелось бы высветить. Если на Западе госу­дарственная власть не отличалась жесткостью в отношении наро­да, то на Востоке власть была деспотической. Почему? На Западе частные собственники, хотя и зависели от власти и нуждались в ее «услугах», но они в принципе могли сами организовать свое хозяй­ство. Государственная власть там нуждалась в «расположении» собственников не меньше, чем они в ней. Зависимость здесь носи­ла финансовый характер. На Востоке было все наоборот: достиже­ния в хозяйственной жизни были результатом действий, прежде всего и исключительно государственной власти, ее организатор­ских способностей и определялись стремлением и умением власти действовать в общесоциальных интересах, надгрупповых целях. Государственная власть как бы знала себе цену и не церемонилась с подвластными. Таково психологическое объяснение разности в «характере» государственной власти на Западе и Востоке.

Свой вывод о классовой борьбе как причине образования госу­дарства Энгельс, таким образом, делал, ориентируясь в основном на европейский регион. Но можно ли тогда нарисовать полную картину указанного исторического процесса? И может ли теория в таком случае претендовать на универсальность?

Подводя итоги критическому рассмотрению классовой тео­рии, до недавнего времени безраздельно господствовавшей в со­ветской юридической и исторической науке, следует отметить, что многие ее положения (в основном те, которые заимствованы у ав­тора экономической теории—Сен-Симона) справедливы. Однако в остальном авторы классовой теории рисуют картину возникно­вения государства, прямо противоположную той, которую можно представить на основании комплексного изучения и учета в про­цессе исследования исторических данных.

2.13. Психологическая теория

Представителями психологической теории являются Г. Тард И Л. Петражицкий.

Суть теории состоит в утверждении, что у человека существует психологическая потребность жить в рамках организованного со­общества, а также чувство коллективного взаимодействия. Ее сто­ронники определяют общество и государство как сумму психиче­ских взаимодействий людей и их различных объединений. Говоря о естественных потребностях общества в определенной организа­ции, представители психологической теории считают, что общест­во и государство как раз-таки есть следствие реализации этих пси­хологических закономерностей развития человека. Психика чело­века, его импульсы и эмоции играют главную роль не только в при­способлении человека к изменяющимся условиям, но и в образо­вании государства и права. Ему вторит , ссылаясь на Спенсера, и указывает, что «между частями биологического ор­ганизма существует связь физическая; напротив того, что между людьми — частями социального организма — связь психическая». Солидарность, таким образом, — основная черта человека.

Однако люди не равны по своим психологическим качествам. Так же как по физической силе различают слабых и сильных, также различными являются и качества психологические. Одни люди склонны подчинять свои поступки авторитету. Им свойст­венна потребность подражать. Сознание зависимости от элиты первобытного общества, осознание справедливости определен­ных вариантов действий и отношений и прочее вносит в их душу успокоение и дает состояние стабильности, уверенности в их пове­дении. Другие люди, напротив, отличаются желанием повелевать и подчинять своей воле других. Именно они становятся лидерами в обществе, а затем и представителями публичной власти, служа­щими государственного аппарата.

Оценка теории. Возникновение психологической теории про­исхождения государства было в определенной степени большим прорывом в юридической науке. Это стало возможным лишь в конце XIX в., когда стала формироваться психология как само­стоятельная отрасль знаний. Интерес обществоведов к проблемам психологической науки заметно возрос, когда в ней возобладали экспериментальные методы исследований и начали складываться крупные школы, расходившиеся в трактовке психики. Восприня­тые социологами и юристами идеи этих школ и положили начало формированию новых направлений в юридической науке.

Было справедливо замечено, что психика человека существен­но отличается от психики животных. Человеку свойственна куда более развитая психика. В ней присутствует чувство солидарности, чувство коллективизма.

Заслугой сторонников данной теории является указание на то, что в процессе образования государства большую роль играют психологические факторы. Тем самым они постарались сделать шаг в сторону от экономического детерминизма, безраздельно ов­ладевшего умами многих.

Верно и то, что различные интересы людей (экономические, политические, культурные, бытовые и пр.) реализуются только че­рез психику. Человек — не автомат, и даже то, что он делает при­вычно, проходит через его психику на уровне условных и безуслов­ных рефлексов.

Мы должны согласиться и с тем, что люди по психологическим качествам отличны друг от друга. Конечно, психологические каче­ства могут в определенной мере быть усовершенствованы, и то, что нам «дала» природа, можно улучшить, но для этого следует приложить настойчивые усилия. Однако пределы совершенствования здесь очень ограничены.

Вот сколько несомненных достоинств у психологической тео­рии.

Но, как говорится, и психологическая теория не без греха.

Во-первых, указывая на роль психологических качеств в про­цессе образования государства, представители психологической теории с позиций развития психологической науки того времени не могли дать нам развернутого учения о роли психики в образовании государства. Называя все психологические качества людей «им­пульсами», «эмоциями» и «переживаниями», они не видели между ними разницы. А между тем психика людей разделяется на эмо­циональную, волевую, мыслительную сферы. Во взаимоотноше­ниях между людьми очень важны именно волевые качества. На их основе устанавливаются психологическая соподчиненность меж­ду людьми и социальная «пирамида», разновидностью которой яв­ляется государство. Сильные волевые качества делают людей есте­ственными лидерами. Именно такие люди, как правило, и стано­вятся у «руля» племени, союза племен, а затем и государства.

Во-вторых, говоря о психологических качествах, сторонники психологической теории подчеркивают, что стремление к соли­дарности людям присуще чуть ли не с рождения. Но что же мы ви­дим в действительности? Люди с момента начала своего существова­ния на земле воюют друг с другом постоянно, и война в древности была правилом, а не исключением. Ее обуздать оказалось не совсем под силу даже нашим современникам. Вспомним, что в центре ев­ропейского континента, где находятся самые развитые страны, около 5 лет бушевала война в Югославии и остановить ее удалось с трудом. Так разве чувство солидарности является основополагаю­щим фактором человеческого развития?

Да, конечно, под влиянием угрозы уничтожения или умаления своих жизненно важных интересов люди способны объединяться. Но ведь солидарность в таком случае бывает присуща и животным. Более того, иногда даже животные способны «дать фору» людям. Так, например, гиеновые собаки не только взаимодействуют в ходе охоты, но и заботятся о пострадавших: выставляют около них ох­рану, издалека приносят пищу. Нам поведение гиеновых собак очень симпатично. Но всегда и все ли даже современные люди по­ступают также? До сих пор не снята проблема захоронения остан­ков солдат, погибших во время Великой Отечественной войны. В Тверской области такая работа еще не завершена. Раскопки же по­казывают, что среди обследованных скелетов предков человека, живших миллионы, сохни тысяч и даже десятки тысяч лет назад, не встречаются следы успешно заживших травм, при которых че­ловек теряет способность ходить. Значит, получившие такую трав­му люди не выживали, поскольку наши предки, вероятно, бросали раненых на произвол судьбы. Так солидарность ли была осново­полагающим чувством древних людей или чувства иного, прямо противоположного рода?

В-третьих, приветствуя стремление авторов психологической теории умерить экономический детерминизм, нельзя не отметить, что они впадают в другую крайность: придают решающее значение в процессе образования государства факторам психологическим, т. е. по существу допускают ту же ошибку. Конечно, психологиче­ские факторы не имеют решающего воздействия на указанный процесс, но сбрасывать их со счетов — это еще более грубая ошиб­ка, нежели их недооценка.

И, наконец, следует указать, что психические и психологиче­ские качества людей формируются под влиянием экономических, политических, социальных, военных, религиозных, духовных фак­торов.

В заключение рассмотрения психологической теории отме­тим, что положительную оценку заслуживают попытки ее сторон­ников найти универсальную причину, объясняющую процесс образования государства. Однако представляется, что эта задача ими не выполнена.

2.14. Договорная теория

Ее авторами считают Г. Гроция1, Т. Гоббса2, Дж. Локка3, Ж.-Ж. Руссо4, П. Гольбаха5. В России ее поддерживал ­щев. Отдельные положения этой теории развивались еще в V—IV вв. до н. э. софистами Древней Греции. «Люди, собравшиеся здесь! — обращался к своим собеседникам один из них. — Я счи­таю, что вы все тут родственники, свойственники и сограждане по природе, а не по закону: ведь подобное родственно родственному по природе. Закон же, властвуя над людьми, принуждает ко много­му, что противно природе».

Суть теории. Основой теории является положение о том, что государству предшествует естественное состояние человека. Прав­да, условия жизни людей и характер человеческих взаимоотноше­ний мыслителям представлялись неоднозначными.

Так, например Т. Гоббс думал о людях весьма пессимистично и считал, что им присущи соперничество (стремление к наживе), не­доверие (стремление к безопасности), любовь к славе (честолю­бие). Эти страсти делают людей врагами: «человек человеку — волк». Поэтому в естественном состоянии, где нет власти, держа­щей людей в страхе, они находятся в «состоянии войны всех про­тив всех».

Дж. Локк думал о человечестве гораздо лучше. В естественном состоянии, считал он, все равны и свободны, имеют собственность (с появлением денег она становится неравной); естественное со­стояние — это в основном состояние мира и доброжелательности. Закон природы предписывает людям мир и безопасность. Однако любой закон нуждается в гарантиях, ибо, если никто не обладает властью его охранять, обуздывая нарушителей, он не будет испол­няться и будет бесполезным. То же касается и естественных прав людей. Естественные права, по мнению Локка, обеспечиваются наказанием нарушителей закона в такой степени, в какой это мо­жет воспрепятствовать его нарушению. В естественном состоянии эти гарантии недостаточно надежны, ибо неупорядоченное ис­пользование каждым своей власти наказывать нарушителя закона природы делало наказание либо чрезмерно суровым, либо чрез­мерно мягким. К тому же в естественном состоянии часто проис­ходили споры из-за понимания и толкования конкретного содер­жания естественных законов, ибо «закон природы не является письменным законом и его нигде нельзя найти, кроме как в умах людей». Кроме того, Локк определял естественное состояние не как состояние общества в целом, а состояние конкретных эмпири­ческих субъектов. Недостаточность неполитической формы бытия субъектов диктует необходимость создания институтов государст­венного принуждения.

Ж.-Ж. Руссо, напротив, рисовал прошлое человечества как «зо­лотой век». По описанию Руссо, сначала люди жили как звери, и ничего общественного (речи, собственности, морали и т. п.) у них не было. Они были равны между собой. Но по мере совершенство­вания навыков и знаний человека, орудий его труда складывались общественные связи. Период выхода из состояния дикости, когда человек становится общественным, продолжая оставаться свобод­ным, представлялся Руссо «самой счастливой эпохой». Однако дальнейшее развитие цивилизации он считает отступлением на­зад, поскольку появляется и растет общественное неравенство.

По мнению всех указанных мыслителей, люди вынуждены были заключить договор всех со всеми ради соблюдения права и общей пользы. Они взаимно согласились отказаться от свободы делать все для самосохранения. Люди отказались от части своих прав во имя спокойствия и стабильности. Ограничив себя в пра­вах, они ввели запрет делать то, что пагубно для жизни. Таким образом, был заключен договор всех со всеми, позволяющий устано­вить мир. Назовем его первичным договором или договором-объеди­нением. Д. Дидро, будучи сторонником договорной теории, так из­лагает суть этого общественного договора: «Люди быстро догада­лись, что если они будут продолжать пользоваться своей свободой, своей независимостью и безудержно предаваться своим страстям, то положение каждого отдельного человека станет более несчаст­ным, чем, если бы он жил отдельно; они осознали, что каждому че­ловеку нужно поступиться частью своей естественной независи­мости и покориться воле, которая представляла бы собой волю всего общества и была бы, так сказать, общим центром и пунктом единения всех воль и всех их сил»1.

Но кому же люди отдали часть своих прав?

Отказавшись быть гарантом своих естественных прав и зако­нов, люди передали эту часть своих прав государству, которое те­перь стало иметь право издавать законы, снабженные санкциями, и применять меры принуждения для реализации этих законов, а также ведать отношениями с другими государствами. Иначе они заключили договор с публичной властью. Общественный договор правящих с подвластными условно назовем вторичным договором или договором-подчинением..

Однако, утверждал , государственная власть при­надлежит народу, она всего лишь» передана монарху и должна нахо­диться под контролем народа. Люди же, входя в государство, лишь ограничивают, а вовсе не теряют свою естественную свободу, при­надлежащую им от рождения. Государство, созданное для гаран­тии естественных прав (свобода, равенство, собственность) и за­конов (мир и безопасность), не может посягать на эти права, оно должно быть организовано так, чтобы естественные права были надежно гарантированы. Главная опасность для естественных прав проистекает из привилегий носителей властных полномочий. Отсюда вслед за Ж.-Ж. Руссо и выводил право наро­да на восстание и революционное ниспровержение монарха, если тот допускает злоупотребление властью и произвол.

Таким образом, государство, согласно договорной теории, яв­ляется порождением разумной воли народа, человеческим учреж­дением или даже изобретением.

Как же люди заключили общественный договор?

Общественный договор сторонниками договорной теории мыслился не как исторический факт подписания всеми како­го-либо конкретного документа, который лег в основу появления государства, а как состояние общества, когда люди добровольно объединились в государственно-организационную форму путем молчаливого признания необходимости учреждения некоего еди­ного объединяющего всех центра. По мнению Локка, обществен­ный договор — это постоянно возобновляющийся процесс пере­хода из естественного состояния в правовое, которое случается с каждым гражданином по отдельности, а не одноразово всеми вме­сте. Это обеспечивает как бы преемственность общественного до­говора, свидетельствует о том, что его участниками являются не только наши далекие предки, но и все люди, жившие, живущие и те, которые будут рождены в будущем. Вот почему, если условия общественного договора окажутся нарушенными, то люди могут этот договор пересмотреть.

Оценка теории. Договорная теория — это творение разума вы­дающихся мыслителей, живших в разное время. В общей сложно­сти период создания договорной теории составляет около 200 лет. И, конечно, она, впитавшая все достижения коллективного разу­ма того периода, должна быть оценена по достоинству.

Первым несомненным положительным моментом данной теории является то, что ее авторы отметили одну из характерных че­ловеческих черт: ему присущи страх и чувство самосохранения. Именно это толкает его к объединению, к достижению компромис­сов с другими людьми, способствует возникновению желания посту­питься чем-либо, дабы чувствовать себя спокойно и уверенно.

Договорная теория носит демократический характер, посколь­ку исходит из того, что человек ценен сам по себе, а потому с рож­дения имеет права и свободы. Права и свободы важны для него на­столько, что за них он должен бороться вплоть до свержения пуб­личной власти, злоупотребляющей доверием со стороны народа, поверившего ей и передавшего часть своих прав.

Теория общественного договора создавалась шаг за шагом и в конце концов подточила феодальные устои. Постепенно возника­ло понимание того, что люди сами, а не монарх или феодал долж­ны распоряжаться своей судьбой, ведь они равны с момента рождения и каждый из них ценен для общества.

Нельзя не отметить и еще одно достоинство договорной тео­рии: она порывала с религиозным представлением о происхожде­нии государства и государственной власти. Правда, сначала, до ее создания, потребовался прорыв в области естествознания, кото­рый достался человечеству очень тяжело. Вспомним, что на ин­квизиционном костре был сожжен Джордано Бруно именно за создание новой картины видения мира, где места Богу не отводи­лось. Гуманитариям, с одной стороны, было легче идти по стопам естествоиспытателей, а с другой — сложнее, поскольку их идеи на практике проверить было невозможно. И тем не менее, теологиче­ская доктрина с XVI в. стала понемногу уступать дорогу светской. Большую лепту в этом отношении внесли авторы договорной тео­рии происхождения государства.

И, наконец, достоинство теории общественного договора со­стоит и в том, что она опиралась на общественную практику, а не носила умозрительный характер. Речь идет об имевших место в ис­тории договорах, заключаемых между населением отдельных фео­дальных городов и князьями, которых приглашали осуществлять власть. В этих соглашениях оговаривалось их материальное обес­печение, которое предоставлялось в обмен на управление горо­дом, на защиту города. Пусть, эта общественная практика не носи­ла всеобъемлющего характера, но давала мыслителям пищу для ума. В дальнейшем общественная практика расширилась и стала ярким подтверждением договорной теории. Имеется в виду фор­мирование государства на Американском континенте (США), а также принятие сначала в США, а потом и в других странах кон­ституций, по своей сути и представляющих такой общественный договор населения и публичной власти.

Однако при всей привлекательности договорной теории нель­зя не видеть и недостатков, ей присущих.

1. Некоторые положения договорной теории являются спор­ными. Так, в частности, Гоббс и Локк утверждают, что человек из­начально (в «естественном состоянии») чувствует за собой право на свободу и собственность и хочет, чтобы они были защищены от посягательств, и в то же время склонен посягать на свободу и соб­ственность других. В результате возникает борьба всех против всех, в конечном счете анархия и хаос. Анархия и хаос не возникают даже у животных, у которых психика развита несравненно в мень­шей степени. Возникают иерархические пирамиды. Наличие орга­нов управления в первобытном обществе говорит именно о существовании такой иерархической пирамиды. Она же сохраня­ется, но только в другом виде и с образованием государства. Таким образом, индивидуалистическое понимание общества, где лич­ность над всем господствует, не соответствует действительности. В первобытном обществе тоже был свой порядок, основой которого было коллективистское сознание.

Тезис Гоббса о том, что эгоизм — отправная точка человечест­ва, ложен. Если в него вдуматься, то его можно признать отголо­ском теории Дарвина о естественном отборе. В обществе все обстоит несколько иначе, чем в мире животных: если в мире жи­вотных действуют только биологические законы, то в обществе по­являются еще и социальные нормы, которые оказывают умеряющее значение и нейтрализуют естественный отбор. Даже на самых ран­них этапах жизни человечества мы можем найти элементы альтру­изма: повиновение религиозным традициям, самоотречение. А если вспомнить, насколько человек повиновался традициям, обы­чаям, верованиям, то все в жизни древнего человека нам будет ка­заться альтруизмом, хотя это, конечно, преувеличение.

Сторонники договорной теории, правильно обращая внима­ние на права и свободы личности, рассматривали человека, как будто он существовал сам по себе. Но не было в природе человека,
одиноко бродящего по белу свету! Человек всегда существовал только в общественных структурах, причем был с ними неразде­лен. Это были семьи, общины, поселки, племена, союзы племен и т. д. Человек — существо общественное, и таковым он был с момен­та своего рождения. Именно эти общественные группы и есть реаль­ные субъекты исторического процесса.

Справедливо ее авторы указывают на то, что человеку изна­чально присуще желание быть свободным. Но что понимать под свободой? Если «свобода» — это возможность делать то, что хочет­ся, ни от кого не зависеть и никому не подчиняться и иметь все, что хочешь, то такой свободы можно достигнуть, только заняв верши­
ну иерархической пирамиды. Если свобода — это неучастие в ие­рархических стычках, то в соответствии с ней жить хотят немногие люди. Ведь она предполагает, что человек не только никому не под­чиняется, но и никого не подчиняет себе. Это значит, что ему лучше не иметь дома, имущества, семьи и детей, поскольку, с одной сроны, их нужно защищать (но ведь это конфликты, стычки, а в них же нет желания участвовать!), а, с другой — они сами по себе огра­ничивают свободу. Вот и получается, что это какая-то свобода хип­пи. Так свободен ли в самом деле человек от рождения!

Сторонники договорной теории представляют процесс соз­дания государства как сознательное творение человека. Так ли это? Разум человека был слаб и не мог уловить все связи и опосредования. Это раз. Договор — это иначе согласие. Но согласия могут достичь только высокоразвитые люди, призвавшие для этого всю мощь своего интеллекта и способные понять, что нельзя руково­дствоваться только своими собственными интересами, а надо учи­тывать и интересы других лиц, с которыми приходится взаимодействовать. Это два. Чтобы все индивиды, совершенно разные от природы и выполняющие в обществе разные виды дея­тельности (земледельцы, скотоводы, торговцы, ремесленники, во­енные предводители и т. д.), пришли к соглашению на счет основ социальной организации, надо, чтобы каждый человек вышел из своей социальной роли и все как один играли одинаковую роль:
роль государственных людей и организаторов. Но ведь это невоз­можно себе представить даже теоретически.

Для того чтобы сознательно что-то создать, нужно иметь об этом хоть какое-то представление. Но ведь опыта государствен­но-правовой жизни не было, тогда, могли ли люди сознательно создать такой механизм, как государство? Может им помогла все же интуиция, а не осознание?

Если предположить, что общественный договор людьми все же заключен, то получается, что он не носил юридического ха­рактера, поскольку в момент его заключения не существовало са­мого государства. Однако только государство может гарантировать, обеспечивать договоренность и придавать договору правовой ха­рактер.

Если, как утверждают сторонники договорной теории, госу­дарство создается по воле людей, то, вероятно, по их воле его мож­но и уничтожить? В таком случае остается непонятным, почему же, раз возникнув, государство нигде не исчезает. Возможно его преоб­разование, видоизменение, но не исчезновение. Отделение части государства также является мероприятием совершенно невероятным. Даже попытки такого отделения пресекались самым жест­ким способом и оканчивались нередко кровью. И лишь в последнее время на глазах изумленной мировой общественности,
привыкшей к силовому пресечению подобных замыслов, стали использоваться мирные способы разделения.

Если, как утверждают сторонники договорной теории, госу­дарство создается по воле людей, то, вероятно, по их воле его мож­но и уничтожить? В таком случае остается непонятным, почему же, раз возникнув, государство нигде не исчезает. Возможно его преоб­разование, видоизменение, но не исчезновение. Отделение части государства также является мероприятием совершенно невероятным. Даже попытки такого отделения пресекались самым жест­ким способом и оканчивались нередко кровью. И лишь в последнее время на глазах изумленной мировой общественности,
привыкшей к силовому пресечению подобных замыслов, стали использоваться мирные способы разделения (или отделения части) государств, например деление Чехословакии на два государст­ва: Чехию и Словакию.

И последнее. Некоторые из авторов договорной теории, в част­ности Руссо, допускают насильственное свержение правителей, которые злоупотребляют переданной им народом властью, и обос­новывают право на революцию. Из истории же нашей страны, чье прошлое так богато «революционными традициями», мы знаем, что революция ни к чему хорошему не ведет. Это всегда регресс. В результате революции и возникают тот хаос и анархия, которых не было даже в первобытном обществе.

Таким образом, при всех достоинствах договорная теория не в состоянии дать полную картину процесса происхождения государ­ства.

2.15. Диффузионная теория

Автором диффузионной теории является Гребнер. Она была выдвинута как результат осмысления процессов государство обра­зования, интенсивно развивавшихся в XIX — XX вв.

Суть теории. Слово «диффузия» (лат. difiusio) означает рас­пространение, растекание, рассеяние. Государство, согласно этой теории, возникает в результате передачи опыта управления большими отрядами человеческого сообщества от одних народов другим или как результат распространения опыта государствен­но-правовой жизни на те регионы земного шара, где он еще не использовался. Процесс смешения народов носит объективный характер и идет все более ускоренными темпами с развитием об­щества в целом. На это влияет прежде всего совершенствование производительных сил общества и транспортных средств в част­ности, изменение производственных отношений, возрастание личностного потенциала людей и в первую очередь интеллекта человечества, что позволяет увидеть в других людях не противни­ков, а сообщников, партнеров и перенять то положительное, чего достигли другие народы.

Распространение и усвоение опыта управления большими со­циальными образованиями с помощью государства — это всего лишь одна из сторон конвергенции, т. е. сближения народов и их взаимообогащения.

Сторонники диффузионной теории, в отличие от представи­телей расовой теории, отмечая процесс распространения опыта государственно-правовой жизни среди других народов и на другие континенты, не считают это основанием для деления наро­дов на высшие и низшие. По их мнению, разность потенциалов народов — это результат различия условий природной среды, в которой им приходится проживать. Постепенно за передовыми в области организации общественной жизни народами подтя­нутся и другие народы. Им не следует в этом деле стремиться «изобретать велосипед». Ничего нет зазорного в том, чтобы взять и перенять в области управления то, что «наработали» дру­гие народы. Возможно народы, перенявшие опыт государствен­но-правовой жизни, будут полезны всем остальным народам в другом отношении. Таким образом, от диффузионного процесса выиграют все.

Оценка теории. Диффузионная теория имеет по меньшей мере три достоинства.

Ее автор уловил процесс, существующий объективно: раз­ные народы приобретают исторический опыт в разное время, движутся к единой цели (повышение благосостояния людей и качества их жизни) как бы с разной скоростью. Появление государ­ственности — это одна из стадий человеческого развития на пути достижения этой цели. Этот отрезок пути (назовем его условно «государственность») обязательно должны пройти все народы. Но подходят к этому отрезку пути народы разных континентов и регионов земли в разное время: одни раньше, другие позднее, по­скольку не у всех одновременно создается материальная база для образования государства. Климатические, географические, при­родные условия проживания у разных народов могут существен­но разниться, и именно в этом заключаются причины разновре­менности перехода к государственности. Они носят, конечно, объективный характер. Образно говоря, если в пути погода благо­приятствует, то и скорость его прохождения будет высокой, а если в пути изнуряющая и нестерпимая жара, или дождь и слякоть, или, того хуже, метели с заносами, то достижение цели отклады­вается.

Государственность — это труднопроходимая часть человече­ского пути, и здесь не исключены ошибки. Вполне понятно, что народы, уже вступившие на путь развития государственности, мо­гут поделиться и делятся своим опытом (положительным и отри­цательным, который надо стараться не повторять, а всячески избегать). Тем самым они помогают другим странам, идущим сза­ди, преодолевать этот путь быстрее.

Считается, что государственность впервые возникла в регио­нах с жарким климатом и необходимыми для проживания ис­точниками пресной воды, а именно в долинах крупных рек (Нил, Янцзы, Тигр, Евфрат), а затем распространилась на все Средиземноморье. К X в. н. э. государственность возникла почти на всей территории Европы. Надо отметить, что с упрочением государственности в Европе она все более и более распростра­няется среди других народов, еще не перешедших к государст­венной жизни. Перешли к государственности и славяне. В дальнейшем колонизация народов, проводимая Англией, Фран­цией, Испанией, а позднее и Россией (переселение русских в Сибирь, на Дальний Восток) сопровождалось передачей опыта государственно-правовой жизни этим народам. В современном мире на большей части земного шара существует государствен­ность. Только в Африке, где существуют очень жесткие клима­тические условия, есть еще регионы, где прочная государствен­ность еще не сложилась. Скорее всего человеческие образова­ния, существующие в срединной части Африканского континен­та, можно назвать протогосударственными образованиями или протогосударствами. В середине Австралийского, а также в се­редине Южно-Американского континентов имеются местно­сти, где живут аборигены, у которых еще отсутствует государст­венность. Этим народам высокоразвитые страны, уже убедив­шиеся в эффективности государства как социального явления, помогают обрести государственность.

Еще одно замечание. Ранее такие страны, как Англия, Фран­ция, Испания, Португалия, будучи морскими державами, на свой страх и риск приобретали колонии. Конечно, они пытались обога­тить прежде всего себя, но волей или неволей способствовали про­грессу самих колоний. Уместно будет напомнить о Гонконге, Сингапуре — бывших английских колониях, достигших небыва­лых высот в экономике. Сейчас же помощь слаборазвитым стра­нам и регионам поставлена на другую основу: международные организации планомерно выделяют финансовые средства, опре­деляют направления их использования и осуществляют контроль.

Таким образом, диффузионная теория носит не умозритель­ный характер, а опирается на многочисленные исторические фак­ты. Она научна, потому что ее положения многократно проверя­лись на практике, да и еще не один раз, думается, будут проверены и перепроверены. 3. Отрадно и то, что сторонники диффузионной теории, объяс­няя процесс возникновения государства, не отзываются уничижи­тельно о народах, позднее вступивших или вступающих только сейчас на путь государственности. Они понимают, что от народов, движущихся с меньшей скоростью, мало что зависит и что это ни­как их не компрометирует.

Вместе с тем при всей справедливости практически всех поло­жений диффузионной теории нельзя не видеть и недостатков, ей присущих.

Во-первых, если согласиться с тем, что, действительно, многие народы построили свою государственность, используя государст­венно-правовой опыт других стран, то не понятно, как появилось государство впервые. Перенять опыт государственного управления ведь было неоткуда и не у кого!

Во-вторых, отмечая научность, присущую диффузионной тео­рии, нельзя не отметить, что глубинных причин возникновения государства она все же не раскрывает. С позиций данной теории нельзя объяснить неудавшиеся попытки «введения» государственно­сти во многих регионах земли: у индейцев в Америке (их пришлось ассимилировать), у австралийских племен (они до сих пор пребы­вают в первобытном состоянии), у многих африканских народов (так, например, «голубые каски» вынуждены были уйти из Сома­ли, так и не прекратив там межплеменную вражду) и т. д. Вероятно, одного вмешательства развитых стран в ход развития отставших народов (пусть даже и доброжелательного и подкрепленного мате­риальными средствами) недостаточно. Необходимо, чтобы отста­лые народы, пройдя определенную часть исторического пути и поднявшись на некоторую высоту, смогли воспринять «чужой опыт», образно говоря, протянуть руку, ухватившись за которую можно было бы их подтянуть по дороге общественного прогресса. Если они свою руку не протянут, то помощь им проблематична. Отсталые народы должны «почувствовать» необходимость в госу­дарстве. У них должны сложиться для этого экономические или политические условия. Они должны перейти от присваивающей экономики к производящей либо осознать, что в результате меж­племенной войны ничего хорошего не будет и необходима внеш­няя сила, которая бы умерила все воюющие стороны, т. е. государство.

Одним словом, диффузионная теория при всей ее привлека­тельности и несомненных достоинствах не может претендовать на роль универсальной и всеобъемлющей.

2.16. Теория специализации

Убедившись, как видно из предыдущего изложения, что ни одна из рассмотренных теорий не может претендовать на роль все­объемлющей, автор данного учебного пособия задалась целью вы­двинуть и обосновать такую теорию, которая бы могла быть признана универсальной, т. е. пригодной для всех стран и народов, в каком бы регионе земного шара они ни находились, и позволяла бы объяснить процессы государствообразования, имевшие место в прошлом, настоящем, а поскольку не все еще народы встали на путь государственности, то и в будущем. Назову ее теорией специа­лизации.

Исходная посылка теории. Основой выдвигаемой теории про­исхождения государства является следующий тезис: закон специа­лизации — это всеобщий закон развития окружающего мира. Специализация присуща миру биологии. Появление в живом ор­ганизме различных клеток, а затем и различных органов — это результат специализации. Опять-таки по этой причине, т. е. в зави­симости от степени специализации его клеток, организм занимает место в биологической иерархии: чем более в нем специализиро­ваны его функции, тем выше его место в биологическом мире, тем он лучше приспособлен к жизни.

В социальном мире также действует закон специализации, и здесь он усиливается еще более. Как только человек проявил себя как нечто отличное от животных, он практически сразу же вступил на путь социальной специализации. В первой главе был подробно рассмотрен вопрос о том, почему человечество перешло от собира­тельства к производящей экономике. Решающим, на мой взгляд, здесь оказался интеллектуальный фактор, обусловленный в свою очередь биологическими изменениями, происшедшими в челове­ческом организме.

Виды социальной специализации. Производящая экономика постепенно набирала темпы, и наступил такой момент, когда производственный труд стал специализироваться. Специализа­ция в области экономики — это первый вид кардинальной специа­лизации труда. Назовем ее экономической специализацией. В свою очередь в ее пределах выделяются несколько разновидностей крупных общественных разделений труда. Еще Ф. Энгельс вслед за другими учеными-историками отмечал три крупных разделения труда: отделение скотоводства от земледелия; выделение ремесла; появление торговли.

Но это только начало. В современном мире специализация в экономической сфере очень обширна. Наряду с сельским хозяйст­вом, промышленностью, торговлей в особый вид деятельности вы­делились финансы, здравоохранение, образование, туризм и др.

Но и в пределах каждой из разновидностей экономической спе­циализации просматривается специализация в отдельных областях деятельности. Так, только в промышленности насчитывается не­сколько десятков отраслей (геологоразведка, угле-, нефтедобыча, металлургия, машиностроение, электротехника и т. п.).

Уже начальные разновидности экономической специализации (отделение скотоводства от земледелия, выделение ремесла, появле­ние торговли) дали мощный толчок развитию как самого производ­ства, так и общества в целом. Во-первых, возрос интеллектуальный ба­гаж обществах специализированное освоение видов производства происходило на качественно новой высоте. Во-вторых, в результате повышения производительности стал накапливаться общественный продукт сверх того, что необходимо было для потребления самим произ­водителям. В-третьих, усложнились взаимоотношения между члена­ми общества или неизмеримо увеличился социальный объем.

Все это позволило перейти к дальнейшей специализации труда. И она произошла, но специализация труда уже вышла за рамки сфе­ры производства, хотя в самой сфере производства процесс специа­лизации продолжал набирать обороты. Появилась потребность в труде управленческом, или организаторском. Назовем ее политиче­ской специализацией. Это второй вид кардинальной специализации, происшедшей в жизни общества. Политическая специализация возникла как бы исподволь и стала происходить постепенно. Ко­нечно, дала ей толчок и заложила ее материальную основу экономи­ческая специализация. Сначала образовались вождества, но они принципиально не отличались от существовавших ранее органов управления первобытного общества. Когда произошел новый подъ­ем экономики, то вождества перестали удовлетворять нужды обще­ства. Произошел кардинальный скачок: возникло государство.

Государство — это результат возникновения, наряду со специа­лизацией в производственной сфере (экономической специализаци­ей), специализации в сфере управленческой (политической специализации).

В пределах каждого вида кардинальной специализации труда происходит несколько крупных общественных разделений труда. Не составляет в этом плане исключения и политическая специали­зация. В политической сфере произошли три крупных обществен­ных разделения труда, законодательная, исполнительная и правоохра­нительная деятельность. Эти три разновидности управленческой специализации появились не сразу. Как мы знаем из истории, сна­чала область государственного управления была неразделимой. За­тем управленческая деятельность начинает обособляться по уров­ням, и государственный аппарат уже представлял собой лестницу с несколькими ступеньками, которые занимали различные должно­стные лица. В дальнейшем в политической сфере или сфере госу­дарственного управления выделилась судебная деятельность. Гораз­до позднее произошло образование таких государственных органов, как парламенты, взявшие на себя профессиональное осуществле­ние законодательной деятельности. Исполнительные органы госу­дарственной власти, ранее соединявшие в своих руках все нити го­сударственного управления (и судебные функции, и функции зако­нодательные) и поэтому не выделявшиеся в особую группу, стали иметь определенную компетенцию и сосредоточились на собствен­но исполнительной деятельности, т. е. деятельности, связанной с пре­творением законодательных норм в жизнь. В последнее время воен­ная деятельность во многих странах полностью переводится на про­фессиональные рельсы и с полным основанием может быть отнесе­на к особой разновидности политической специализации.

Подпишитесь на рассылку Pandia.ru!
Адрес эл. почты:
Ваши интересы:


На этом прогресс человечества не останавливается. Чуть позд­нее происходит третье кардинальное разделение труда: выделяется идеология как самостоятельный вид человеческой деятельности или происходит идеологическая специализация. Это становится явью тогда, когда язычество уступает место монорелигии и появля­ются профессиональные специалисты «идеологического фронта» — жрецы, священники. На начальном этапе идеологической спе­циализации по причинам вполне понятным (ограниченность в по­знании мира) в качестве господствующей утвердилась религиозная идеология. Позднее, когда складываются соответствующие объек­тивные условия, пальма первенства переходит к правовой идеологии. В будущем же мир станет свидетелем торжества нравственной идео­логии. Таковы три крупных разделения труда в сфере идеологии. Роль же всякой идеологии состоит в сохранении миропорядка.

Накопление обществом богатства позволило произойти и чет­вертому кардинальному разделению труда: обособляется в особый вид деятельности наука. Научные исследования и открытия использовались для «добычи» знаний о мире еще в глубокой древности, но тогда ими занимались как бы попутно гадатели, жрецы и т. п. В каче­стве самостоятельного профессионального вида деятельности нау­ка стала выделяться с XV в. Возможно, в будущем, как это предполагают футурологи, миром будут править ученые. В сфере науки также можно усмотреть несколько крупных разделений труда. Обособились науки естественные и гуманитарных. В пределах этих видов наук в свою очередь существует множество разновидностей наук. Так, например, гуманитарные науки делятся на исторические, юридические, экономические, социологические, филологические, политологические, философские, психологические и др.

Развитие специализации в различных сферах социальной жиз­ни — это несомненный признак прогресса человечества. Но на вы­шеуказанных видах и разновидностях специализации прогресс общества не заканчивается. Нам же важно внимательно рассмот­реть политическую или управленческую специализацию. Однако вначале немного о причинах специализации (табл. 2.1).

Таблица 2.1. Социальная специализация

Вицы социальной специализации

Разновидности социальной специализации

Экономическая

Земледелие Животноводство Промышленность Торговля Финансы Здравоохранение Образование Туризм Другие

Политическая

Законодательная деятельность Исполнительная деятельность Правоохранительная Военная

Идеологическая

Религия Право Мораль

Научная

Естественные науки Технические науки Гуманитарные науки

Причины специализации труда. Возможно, первоначально спе­циализацию труда породило разнообразие географических сред, в которой находились индивиды. Если рядом было море, то разви­вался морской промысел, если земля была достаточно увлажнена, то люди переходили к земледелию, если ландшафт был гористый, на первое место выходило занятие скотоводством и т. д. Однако главное заключалось все же не в природной среде.

Главное, чем определяется специализация, — это степень разви­тия и организованность самого общества!

Одним из главных факторов, способствующих развитию, явля­ется накал борьбы за жизнь. И чем она энергичнее, тем больше че­ловеку приходится применять усилий для того, чтобы выжить. Од­ним словом, конкуренция «всему голова».

Но от чего она зависит?

Первая причина: увеличение плотности населения.

Вторая причина: увеличение социального объема, т. е. со­трудничества, взаимосвязи между людьми. Необходимо, чтобы не просто проживало много людей, а они находились в тесном сопри­косновении друг с другом, в состоянии взаимозависимости.

Пока ресурсов достаточно, конкуренции нет. Когда же их ста­новится недостаточно и возникает конкуренция, то инстинкт са­мосохранения толкает человека, не подвергая себя опасности уничтожения и не тратя энергию на борьбу, направлять свои уси­лия туда, где можно «мирным путем» затраченные им усилия обме­нять на нечто полезное ему (если потребности в зерне в обществе удовлетворяются, то становится выгоднее направить свою дея­тельность, например, в область овощеводства). Так слабые конку­рирующие особи начинают все новую и новую специализацию, так осваиваются все новые профессии, ибо, если они предпочли бы осваивать уже существующие профессии, то столкнулись бы с новыми конкурентами и борьба бы не прекратилась, а только пе­реместилась бы.

Чем плотнее и развитее общество, тем яростнее борьба, тем бы­стрее, разветвленнее и глубже специализация.

Специализация труда — это результат борьбы человека за свое существование и представляет собой ее мирную развязку.

Развитие цивилизации в целом обусловлено конкуренцией и, как ее следствием, специализацией труда. Отсюда вытекает, что как нельзя уничтожить подвижность социальной среды, так и нельзя остановить прогресс.

Политическая специализация и ее сущность. Разделение труда ведет к формированию социальных групп со своими специфиче­скими интересами. Возникновение политической специализации привело к обособлению бюрократического слоя или слоя, государ­ственных служащих, интересы которого нередко оказываются конфликтующими с интересами народа. Однако все же сущест­вующая в обществе солидарность между людьми перевешивает. И причину этой солидарности нужно видеть в том, что бюрократиче­ский слой выполняет в целом полезную и даже необходимую работу для всего общества. Между управляемыми и управленцами проис­ходит как бы взаимообмен услугами, сотрудничество и даже по многим вопросам сплоченность. Основу такого взаимодействия составляет минимум общих, объединяющих ценностей (безопас­ность, стабильность и т. д.).

Специализация труда предполагает обмен услугами Политическая специализация - это выполнение деятельности по управлению делами общества в обмен на иные социальные блага

Кто становится государственным служащим?

В управленцы, как правило, идут энергичные люди, которые от природы наделены личностными качествами, выделяющими их из основной массы людей. У представителей высшей элиты они должны быть выражены максимально.

Это во-первых, ум; может быть здесь нужен ум не такой глубо­кий, как у ученого, но, тем не менее, умственные способности здесь нужны выше средних. Исторический опыт свидетельствует, что во­ждями становились умные от природы люди.

Во-вторых, властители должны быть хорошими организатора­ми. Далеко не всегда им самим приходится все делать, что называ­ется своими руками. Однако, что конкретно делать (программу действий), они должны себе представлять отчетливо. Несомнен­но, им должно быть свойственно умение предвидеть и предвосхи­щать ход развития событий.

В-третьих, важное значение имеет умение разбираться в лю­дях, и это психологическое качество должно быть на высоте. Власть всегда приходится в какой-то мере делить, окружая себя помощниками, доверенными лицами, советниками. И здесь важ­но не ошибиться в подборе кадров, в противном случае ошибка может стоить не только утраты самой власти, но и собственной го­ловы.

Помимо всего прочего членам политической элиты нужно иметь чувство справедливости. Этого требует такая функция, которую не­пременно приходится в той или иной мере выполнять государствен­ным служащим, как разрешение споров. И, конечно, невозможно заниматься управленческой деятель­ностью без волевых качеств: в процессе управленческой деятельно­сти дело приходится иметь со многими и многими людьми, каждый из которых обладает своими интересами и ставит часто их на передний план; преодолеть сопротивление людей, заставить их претворить свое управленческое решение в жизнь — задача не из легких. Верным помощником здесь и является воля.

Управленческий труд — это высокоинтеллектуальный и энерго­затратный труд. Используется и тратится здесь в основном нерв­ная энергия. Затраты, естественно, требуют восстановления сил, иначе управленцы будут быстро «сгорать» и управленческий опыт не будет накапливаться и использоваться эффективно. Об­щество от этого много потеряет. Следовательно, общество, кото­рому оказываются управленческие услуги, должно быть готово их возместить.

Какие услуги бюрократический слой оказывает обществу? Ор­ганизационные услуги, получаемые обществом от государствен­ных служащих, разнообразны и весьма социально значимы. Если попытаться их обобщить, то можно сказать так: задачей бюрокра­тического слоя является обеспечение мира, стабильности и порядка в обществе. Именно от этого зависит и жизнь каждого конкретного человека, и производственных коллективов, и общества в целом. Если это удается, то можно сказать, что бюрократы едят хлеб, не зря.

На начальном этапе появления государственной власти объем услуг, оказываемых бюрократами, был очень мал, и профессио­нальные услуги играли очень незначительную роль. В дальнейшем профессионализм бюрократического слоя повышается, объем их социальных услуг увеличивается, и на сегодняшний день мы не только зримо их ощущаем, но даже не можем себе представить жизнь без государственного управления.

Почему же, однако, сила и могущество государственной власти были гораздо больше на самом первом этапе ее возникновения? Почему именно тогда правители были так жестоки и не боялись того, что их сметет народ (их часто и справедливо называли деспо­тами)? Причина, вероятно, состояла в том, что силу и могущество деспотических правителей поддерживала религия. К деспоту как бы переходит (в силу его обожествления) и право собственности на вещи, и право собственности на людей. Коллективное сознание было еще одной тяжелой гирей, которая добавлялась на чащу ве­сов, на которой лежал столь малый объем социальных услуг, ока­зываемых государственной властью обществу.

Профессиональные управленцы за свои услуги требуют возме­щения. И они его получают в виде присвоения части из того, что производится обществом. Затраты на разных исторических этапах возмещаются в виде подарков, податей, дани, налогов и т. д.

Помимо религиозной поддержки и создания материальной ос­новы для управленческой деятельности власть старается обеспе­чить себе правовую защиту, Для этой цели она не забывает выпи­сать себе страховой полис в виде установления в законе видов дея­ний, караемых за посягательства на властвующих субъектов. В наше время используются и другие способы защиты, например ус­тановление норм о депутатской неприкосновенности. Справедли­во ли это? Скорей всего, да. Ведь управленцам приходится иметь дело с различными, порой конфликтующими силами, угодить в равной мере каждой из них чаще всего и невозможно.

Метаморфозы государственной власти. Оказывая обществу на начальном этапе его развития незначительный объем социальных услуг и имея в общем незначительный аппарат, государственная власть в дальнейшем становится все более и более полезной обще­ству. Если ранее функции, ею выполняемые, носили рудиментар­ный характер, то в последующем они становятся очень сложными и масштабными. Причину этого надо видеть, прежде всего в том, что сама социальная жизнь становится неизмеримо сложнее. В развитом обществе государственный аппарат увеличивается и в численном отношении. Умножаются и точки его действия (наряду с осуществлением правосудия, законотворчества появляются и та­кие функции, как сбор статистических данных, забота об инвали­дах и престарелых и др.). Множится и аппарат, регулирующий ме­ждународные связи. Распоряжения государственной власти по-прежнему обществу навязываются, хотя и менее жестко (ис­пользуются различные способы согласования воль социальных субъектов), но не менее категорично, поскольку в противном случае действенность государственной власти по организации жизни об­щества окажется под вопросом.

О том, что объем государственной власти постоянно возраста­ет, причем это имеет место во всех странах, говорит и все увеличи­вающийся массив законодательства, которое, в сущности, является формой осуществления государственной власти.

Можно предположить, что с развитием общества возникнет еще большая потребность в услугах государственного аппарата по управлению делами общества. Государственный аппарат скорее всего продолжит свой рост. Все это будет находиться в русле дейст­вия всеобщего закона специализации.



Подпишитесь на рассылку:

Основы государства


Государство и право

Проекты по теме:

Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства